Кредитный договор это вексель судебная практика 2020 год

Так называемый «кредитный договор» — это ценная бумага с функциями Простого Векселя или Долговой Расписки, напечатанная КБ, и выпущенная (эмитированная) клиентом банка. То есть клиент как эмитент выпускает ценную бумагу в виде документа, имеющего название «Кредитный договор», которую КБ берет в управление (в договор доверительного управления, который он никогда не составляет) без согласия клиента, т.к. он никогда не подтверждается нотариальной доверенностью клиента в нарушении пункта 1 ст. 161 ГК РФ.
Любой КБ должен знать Постановление ЦИК и СНК СССР от 07.08.1937 г. N 104/1341 О введение в действие положения о переводном и простом векселе» (75-76 статьи).
Таким образом, выданный КБ документ с названием «кредитный договор» фактически является простым векселем, согласно ГК РФ (ст. 815: ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы, отношения сторон по векселю регулируются законом о переводном и простом векселе), что подтверждается не столько текстом, сколько смыслом договора в целом, согласно ГК РФ (ст. 431: при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений; буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом).
Получение клиентом билетов ЦБ РФ, выданных КБ по «кредитному договору», который остается у КБ по факту является МЕНОЙ долгового обязательства клиента в форме «кредитного договора» на безусловное долговое обязательство ЦБ РФ в форме «Билетов Банка России» на аналогичную сумму, но мелкими купюрами (в мелкой номинации). Следовательно, данная сделка автоматически закончила свою деятельность взаимозачётом взаимных прав требования (ст.410 ГК РФ).
Из этого следует, что требование КБ вернуть сумму, равнозначную номинальной стоимости Билетов Банка России, которую он выдает клиенту, а также заплатить некие «кредитные проценты», по операции, которая никогда не осуществлялась данным банком является необоснованным и мошенничеством. ВОПРОС И КТО КОМУ И ПОЧЕМУ ДОЛЖЕН? Прошу ответить посуществу.

по своей сути выданные векселя являются долговыми обязательствами, соответственно они не могут увеличивать налогооблагаемую базу, даже если их отразить в бухгалтерском учете общества

Обзор судебной практики по вексельным спорам

«Финансы», N 5, 2000

Во взаимоотношениях страховщика и страхователя достаточно широко используются векселя. Практика нашей компании подтверждает, что сфера вексельного обращения требует все большего внимания со стороны финансовых и юридических служб страховых компаний и что любые обобщения этой практики представляются плодотворными.

Вексель — один из наиболее распространенных финансовых инструментов, широко применяемых в гражданском и прежде всего деловом обороте. Вексель является ценной бумагой (ст.143 Гражданского кодекса РФ), составленной как строго формальный документ и выражающей безусловное обязательство уплатить предъявителю обозначенную в нем денежную сумму (вексельную сумму) по истечении срока, на который он выписан. При всей, в сущности, простоте вексельных отношений то обстоятельство, что они регулируются специальным вексельным правом, имеющим значительную специфику, а также необходимость неукоснительного соблюдения формы векселя, когда отсутствие любого из обязательных реквизитов ведет к недействительности этой ценной бумаги, делает вексельные операции достаточно сложными и рисковыми, порождающими массу вопросов. Получить ответы на большинство из них можно только в ходе изучения судебной практики, потому что жизнь неизмеримо богаче и шире, чем самый подробный нормативный акт, и никогда право не сможет исчерпывающим образом отрегулировать все нюансы реальных отношений.

В предлагаемом обзоре практики арбитражных судов по решению споров, вытекающих из вексельного обращения, приводятся, главным образом, дела, прошедшие кассационную или надзорную инстанции, где состоявшиеся судебные акты были отменены либо изменены. В отдельных случаях описываются дела, по которым вышестоящими судебными инстанциями было отказано в удовлетворении кассационных жалоб или протестов в порядке надзора на имеющиеся судебные решения и постановления. Вероятность ошибки на этих уровнях системы арбитражных судов все-таки ниже, и, следовательно, получаемая читателями информация становится объективно более достоверной. Кроме того, участникам вексельного оборота полезно знать, какие могут быть подходы к правовой квалификации конкретных обстоятельств, к толкованию определенных норм вексельного права, какие ошибки встречаются здесь чаще всего.

Пожалуй, наиболее часто в судебной практике возникают вопросы о круге обязанных по векселю лиц.

Так, авалист, т.е. третье лицо, гарантировавшее оплату векселя, привлеченный векселедержателем к делу о взыскании вексельной суммы в качестве ответчика, оспаривал правомерность этого, ссылаясь на отсутствие протеста простого векселя в платеже. Он полагал, что в силу данного обстоятельства освобождается от солидарной ответственности по ценной бумаге.

Однако суд не признал эти доводы обоснованными. В своем решении он указал, что ст.32 Положения устанавливает ответственность авалиста наравне с тем, за кого он дал аваль. Статья 47 Положения предусматривает, что выдавший вексель и поставивший на нем аваль являются солидарно обязанными перед векселедержателем. Последний имеет право предъявить иск как к каждому в отдельности, так и ко всем вместе. При этом он не должен соблюдать последовательность, в какой они обязывались.

Согласно ст.53 Положения для предъявления иска как к авалисту, так и к векселедателю совершение протеста векселя в неплатеже не требуется. Более того, непредъявление векселя к платежу в предусмотренный в нем срок не освобождает векселедателя от обязанности оплатить сумму долга, удостоверенную простым векселем, при предъявлении иска в течение установленного законом срока давности.

По другому делу судом было отказано векселедержателю в иске к векселедателю о взыскании суммы основного долга, пени за просрочку платежа, а также издержек по протесту и хранению простого векселя со сроком платежа через определенное время после предъявления, полученного истцом по индоссаменту (передаточной надписи). Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение в силе, дополнительно указав, что вексель к оплате вообще не предъявлялся.

Надзорная инстанция по протесту отменила все судебные акты по делу и направила его на новое рассмотрение. В постановлении Президиума ВАС РФ было указано, что простой вексель является ценной бумагой, содержащей в соответствии со ст.75 Положения обязательство уплатить в пользу векселедержателя вексельную сумму в определенный срок. В силу ст.77 Положения к простому векселю применяются, поскольку они не являются несовместимыми с природой этого документа, положения, относящиеся к переводному векселю, в частности нормы ст.ст.53 и 70.

Согласно ст.53 по истечении сроков, установленных для предъявления переводного векселя сроком по предъявлении или во столько-то времени от предъявления, и для совершения протеста в неакцепте или в неплатеже, векселедержатель теряет свои права против индоссантов, против векселедателя и других обязанных лиц, кроме акцептанта. Статья 70 устанавливает, что исковые требования, вытекающие из переводного векселя против акцептанта, погашаются истечением трех лет со дня срока платежа.

В силу ст.78 Положения векселедатель по простому векселю обязан так же, как и акцептант по переводному векселю. Таким образом, ссылка суда первой инстанции на пропуск истцом годичного срока для предъявления векселя векселедателю с целью проставления датированной отметки и в этой связи отказ в иске являются неправомерными. Лицо, выдавшее простой вексель, как главный должник отвечает в течение всего срока исковой давности.

Следует добавить, что в постановлении еще по одному делу Президиум ВАС РФ подчеркнул: прямой должник (векселедатель) отвечает по векселю всегда, даже без протеста. При этом аваль за основного должника делает и авалиста ответственным на тех же условиях, т.е. тоже без протеста.

Еще один пример судебной практики по делу, связанному с требованием к авалисту. Последний отказался от оплаты векселя, поскольку до предъявления векселя к платежу аннулировал аваль, зачеркнув его и сделав надпись «считать ненаписанным». Арбитражный суд отказал в иске потому, что зачеркнутый аваль, по мнению суда, должен считаться ненаписанным по аналогии с понятиями зачеркнутого индоссамента или акцепта, содержащимися в ст.ст.16 и 29 Положения.

Президиум ВАС РФ не согласился с доводами протеста о том, что отсутствие в Положении нормы о праве авалиста зачеркнуть аваль означает невозможность такого действия. Зачеркнутый аваль должен считаться ненаписанным.

Особую осмотрительность при планировании и подготовке вексельных операций следует проявлять в тех случаях, когда второй стороной сделки является юридическое лицо, имеющее специальную правоспособность. Если в его функции не входит выдача, аваль или индоссамент векселя, то оно не может отвечать по вексельным требованиям. Весьма показательным в этом отношении является дело по иску к Пенсионному фонду РФ о взыскании с него как с индоссанта суммы долга по векселю.

Арбитражный суд первоначально удовлетворил этот иск, и апелляционная инстанция оставила его решение в силе. Однако суд кассационной инстанции отменил состоявшиеся акты и в иске отказал, сославшись в своем постановлении на следующие доводы. В силу ст.49 ГК РФ юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям его деятельности, предусмотренным в учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Из Положения о Пенсионном фонде России следует, что фонд и его региональные отделения обладают специальной правоспособностью (обеспечивают сбор и аккумуляцию страховых взносов, финансируют расходы по выплате государственных пенсий) и права индоссировать векселя им не предоставлено. Поэтому произведенный Пенсионным фондом индоссамент в силу ст.167 ГК РФ, определяющей общие последствия недействительной сделки, не повлек для него юридических последствий.

Векселедержатель предъявил лицу, выдавшему простой вексель со сроком платежа «по предъявлении», но не ранее определенной даты, и индоссантам иск о взыскании суммы основного долга и расходов по протесту векселя. Суд первой инстанции удовлетворил требования истца за счет векселедателя, освободив от ответственности индоссантов, поскольку протест по векселю был совершен с пропуском сроков, предусмотренных ст.44 Положения. Согласно ст.53 Положения в этом случае векселедержатель теряет свои права требования к индоссантам.

Это решение и постановление апелляционной инстанции об оставлении его в силе были отменены Президиумом ВАС РФ, а дело направлено на новое рассмотрение. Надзорная инстанция при этом руководствовалась также ст.44 Положения (а в соответствии со ст.77 Положения данная норма распространяется как на переводной, так и на простой вексель), согласно которой протест в неплатеже переводного векселя сроком «по предъявлении» должен быть произведен в сроки, установленные для предъявления векселя к акцепту, т.е. в течение одного года. Спорный вексель был опротестован в пределах этого срока. Совершение протеста в неплатеже в отношении векселедателя дает право лицу, имеющему вексель, предъявить иск ко всем обязанным лицам, несущим согласно ст.47 Положения солидарную ответственность перед ним. Таким образом, оснований для освобождения индоссантов от ответственности у суда не было.

В практике вексельного оборота возникают вопросы о том, какие последствия для векселедержателя порождает прерванность ряда индоссаментов. Так, суд первой инстанции, основываясь на ст.ст.11, 13, 16 и 77 Положения, отказал векселедержателю в иске по причине прерванности ряда индоссаментов из-за отсутствия подписи второго индоссанта. Суд указал, что по смыслу ст.13 индоссамент обязательно должен содержать подпись индоссанта и при ее отсутствии считается несделанным. В своей кассационной жалобе истец писал, что второй индоссант готов подтвердить индоссирование и устранить недочеты векселя путем проставления своей подписи.

Кассационная инстанция отказала в удовлетворении жалобы, так как последующее восполнение недостатков реквизитов индоссамента вексельным законодательством не предусмотрено. Вместе с тем, учитывая, что на момент подачи кассационной жалобы подпись индоссанта на векселе совершена, суд применил норму ст.20 Положения, в силу которой индоссамент, совершенный после протеста в неплатеже или после истечения срока, установленного для совершения протеста, имеет последствия обыкновенной цессии. Такая цессия не влечет юридических последствий в соответствии с вексельным правом.

У многих юристов и финансистов сложилось мнение, что неукоснительное соблюдение сроков предъявления требований по векселям является едва ли не самым важным при работе с векселями. Да, безусловно, сроки имеют важное значение, но и здесь есть свои нюансы.

Например, при рассмотрении спора о взыскании суммы долга по векселю ответчик обосновывал свой отказ от признания иска тем, что в требовании истца о платеже по векселю не была указана дата. Но суд не согласился с его доводами. В соответствии с Положением векселедатель обязан уплатить вексельную сумму по требованию векселедержателя. Поскольку такое требование было заявлено, у ответчика возникла обязанность уплатить долг. Вопрос о дате предъявления этого требования имеет значение лишь для исчисления установленных ст.48 Положения процентов и пени, но не влияет на исполнение требования о взыскании основного долга. Иск был удовлетворен.

Разрешая другой спор о взыскании пени и процентов за период со дня платежа по векселю по день рассмотрения дела в судебном заседании, суд первой инстанции частично удовлетворил иск, взыскав пени и проценты за период со дня совершения протеста векселя в неплатеже по день вынесения судебного решения. Суд кассационной инстанции изменил решение и удовлетворил иск в полном объеме. При этом он сослался на п.п.2 и 4 ст.48 Положения, согласно которым проценты и пени исчисляются со дня срока платежа.

Суды последовательны в признании того факта, что право регресса по векселю ограничено по времени и пропуск этого срока лишает векселеучастника возможности получить удовлетворение своего требования. Так, решением арбитражного суда было отказано в удовлетворении иска о взыскании в порядке регресса суммы оплаченного простого векселя. Вышестоящие судебные инстанции оставили решение в силе, основываясь на ст.70 Положения, в соответствии с которой исковые требования индоссантов друг к другу погашаются истечением шести месяцев, считая со дня, когда индоссант оплатил вексель, или со дня предъявления к нему иска. Этот срок является пресекательным и погашает вексельное обязательство.

В практике вексельного оборота известны случаи, когда недобросовестные должники стараются уничтожить вексель, предъявленный векселедержателем к платежу, действуя по принципу «есть вексель — есть проблемы, нет векселя — нет проблем». Векселедержатель может оказаться по этой причине в затруднительном положении, так как, на первый взгляд, нечем доказывать наличие вексельного обязательства. На самом деле не все так безнадежно.

Так, по одному из дел суд первой инстанции именно на том основании, что истец не смог предъявить подлинник векселя (из-за чего не может быть установлена обоснованность его требований на непрерывном ряде индоссаментов), отказал в иске. По кассационной жалобе данное решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение. Свое постановление федеральный окружной арбитражный суд мотивировал тем, что согласно ст.142 ГК РФ для исполнения вексельного обязательства вексель должен быть предъявлен должнику в установленном порядке и в предусмотренные в ценной бумаге сроки. Именно эти обстоятельства и должны быть доказаны при обращении векселедержателя в суд. Иными словами, отсутствие у истца подлинного векселя на момент предъявления искового заявления не может служить основанием для отказа в иске, если истец докажет суду, что вексель был предъявлен к платежу и не оплачен должником. В материалах дела имеется акт приема — передачи векселя истцом должнику, которому судом не дана правовая оценка. При проверке сведений об уничтожении векселя должником следует исходить из того, что тяжесть последствий уничтожения или потери неоплаченной ценной бумаги ложится на виновных в этом лиц.

В другом деле, где у истца также не было подлинника векселя, суд первой инстанции, признав доказанным факт предъявления векселя к оплате векселедателю, взыскал с него сумму долга. В иске к авалисту как к солидарному ответчику было отказано по той причине, что вексель не был ему предъявлен и поэтому требования векселедержателя к нему являются регрессными, а для их реализации необходим протест.

Кассационная инстанция решение изменила, удовлетворив иск солидарно с обоих ответчиков. Свое решение суд обосновал ссылкой на ст.32 Положения, согласно которой авалист отвечает так же, как и тот, за кого он давал аваль. Однако Президиум ВАС РФ постановление федерального окружного арбитражного суда отменил, указав, что, поскольку авалист оспаривает подпись своего представителя на векселе, отсутствие подлинника векселя или иных доказательств этого факта является основанием для освобождения авалиста от ответственности.

Довольно многочисленную категорию составляют споры о поддельных векселях или реквизитах на них и правовых последствиях этих обстоятельств. Следует иметь в виду, что в таких случаях суды применяют не вексельное законодательство, а общие нормы гражданского права.

В качестве примеров могут быть приведены следующие дела. По первому истец, убедившись, что полученные им векселя поддельны, предъявил к лицу, продавшему их, иск о расторжении договора купли — продажи этих бумаг и взыскании убытков. Иск был удовлетворен. Суд исходил из существенного нарушения условий договора: истец, уплатив денежные средства за векселя, не получил подлинных ценных бумаг. При таких обстоятельствах договор на основании ст.453 ГК РФ подлежит расторжению, а уплаченная по нему сумма — взысканию как убытки.

Второе дело основано на иске о взыскании убытков из-за отказа векселедателя оплатить вексель, несмотря на непрерывный ряд индоссаментов. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Следующая инстанция отменила этот судебный акт. В своем постановлении суд второй инстанции сослался на ст.16 Положения, предусматривающую, что лицо, у которого находится вексель и которое основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов, обязано отдать вексель, если оно приобрело его недобросовестно или же, приобретая его, совершило грубую неосторожность. Материалами дела подтверждено, что на момент предъявления векселя к платежу истцу было известно о неправомерном выбытии его из владения предыдущего индоссанта, так как в деле имеется решение другого арбитражного суда, которым установлен факт подделки соответствующей передаточной надписи. Поэтому передача прав по векселю истцу не произошла. Принадлежащее истцу имущественное право нарушено не действиями ответчика, а лицом, у которого был приобретен спорный вексель.

В отличие от общего правила о недействительности сделок, заключенных представителями с превышением своих полномочий, подписание векселя с превышением прав не приводит к его недействительности. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ по протесту заместителя председателя ВАС РФ отменил все состоявшиеся по делу судебные акты о признании недействительными векселей, подписанных лицом, превысившим свои полномочия, и отказал в иске. Надзорная инстанция в своем постановлении указала, что с момента выдачи векселей действия участников вексельного оборота регламентируются нормами вексельного права. То обстоятельство, что векселя подписаны лицом с превышением полномочий, не влечет за собой по вексельному законодательству недействительности ценных бумаг. Но при рассмотрении спора истец вправе доказывать недобросовестность векселедержателя (приобретение векселя в результате противоправных операций либо действий, направленных на причинение ущерба должнику и т.п.), а также ставить вопрос о недействительности связывающей стороны сделки, послужившей поводом для выдачи векселей.

Это интересно:  В какой банк обратиться за рефинансированием кредитов 2020 год

В силу дефекта формы не может рассматриваться в качестве векселя документ, содержащий условие об оплате указанной в нем суммы товарами. Так, ВАС РФ признал правильным решение суда первой инстанции, которым было отказано в иске о взыскании вексельной суммы. Из материалов дела видно, что истец посредством индоссамента приобрел простой вексель, по которому ответчик обязался уплатить автомобильными шинами. Данное обязательство записано на бланке векселя перед подписью лица, выдавшего этот документ. В соответствии со ст.75 Положения вексель является строго формальным документом, содержащим исчерпывающий перечень реквизитов. Излишние сведения, включенные в вексельный текст и обусловливающие форму оплаты, несовместимы с природой векселя. При таких условиях спорный документ следует рассматривать не как вексель, а как обычное письменное долговое обязательство, отношения сторон по которому регулируются нормами гражданского права.

Иногда возникают споры с определением подсудности иска, связанного с вексельным обращением. В частности, однажды иск о взыскании вексельной суммы был подан в арбитражный суд по месту исполнения вексельного обязательства в порядке, определенном п.4 ст.26 Арбитражно — процессуального кодекса Российской Федерации, т.е. по месту исполнения договора. Арбитражный суд отказал в принятии иска на основании п.3 ч.1 ст.108 АПК РФ, так как ответчик имеет юридический адрес на территории, обслуживаемой другим арбитражным судом.

Кассационная жалоба федеральным окружным арбитражным судом была оставлена без удовлетворения. При этом суд указал следующие доводы. Действительно, согласно п.4 ст.26 АПК РФ иск, вытекающий из договора, в котором четко определено место исполнения, может быть предъявлен по месту исполнения договорных обязательств. Вексель же законом отнесен к ценным бумагам. Из ст.75 Положения следует, что простой вексель является простым и ничем не обусловленным обязательством уплатить определенную денежную сумму в установленный в нем срок. Другими словами, основанием вексельных правоотношений служит односторонняя сделка.

Гражданское право различает понятия обязательства (ст.307 ГК РФ), односторонней сделки и договора (дву- или многосторонней сделки). Поскольку вексель — односторонняя сделка, правила подсудности, относящиеся к месту исполнения договора, к нему не могут быть применены. Иск о взыскании вексельной суммы надлежит предъявлять по месту нахождения ответчика.

Кредитный договор это вексель судебная практика

Экспертное заключение (экспертиза)
«О признании кредитных договоров клиентов банков векселями»
Настоящее экспертное заключение отвечает на вопросы, поставленные перед экспертами:
«Чем является кредитный договор, подписанный между банком и его клиентом?», «Как должны себя вести клиенты банка, сотрудники банка, судьи и судебные приставы в случае разногласий между клиентом банка и банком?»
Ключевые понятия и определения настоящей экспертизы.

  1. «Кредит»— иностранное слово, имеет при переводе на русский язык три значения: первые два (А и Б) из них имеют верный смысл, а третье (В) используется мошенникамис неверным переводом смысла, для введения в заблуждение своих клиентов(«лохов»)и извлечения, благодаря этому, незаконной прибыли.

А) доверие.Доверие, а, следовательно, не «кредитный» договор оформляет клиент, приходя в банк, а договор доверительного управления, а точнее договор доверительного управления своим векселем. А это тоже самое, что депозитный договор, но никак не «кредитный». Но при этом ни один клиент коммерческого банка не выдаёт ему доверенность на управление его векселем.
Б) займ.Займ может дать только собственник (заимодавец) заёмщику.
В) «кредитные деньги»— денежные средства, предоставляемые по «кредитному договору» кредитором (мошенником) заёмщику или группе созаемщиков, именуемых в народе «лохом» («лохами) или «терпилой» («терпилами»).

  1. Мошенничество— хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием. Лицо, занимающееся этим, называется мошенникили мошенница, а его жертва обманаименуется в народе «лох»(«терпила»).

При этом под обманом понимается как сознательное искажение истины (активный обман), так и умолчание об истине (пассивный обман). В обоих случаях обманутая жертва («лох»,
«терпила»)сама передает своё имущество мошеннику.
Форма мошеннических обманов очень разнообразна. Обман может совершаться в виде устного или письменного сообщения, либо заключаться в совершении каких-либо действий: фальсификации предмета сделки, применение шулерских приёмов при игре в карты или «в напёрсток», подмена отсчитанной денежной суммы фальсифицированным предметом («куклой»), обвес и тому подобное. Очень часто обман действием сочетается со словесным.
Злоупотребление доверием может выступать в качестве самостоятельного способа мошенничества, но чаще сочетается с обманом.

«чиновников» этих лже-государств;
д) подменяют понятия«грабёж», «кража», «вымогательство» и т.д. государственного имущества СССР словами «приватизация», «налогообложение», что является уголовным преступлением по статьям УК РСФСР:

  1. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем кражи.
  2. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем грабежа .
  3. Разбой с целью завладения государственным или общественным имуществом.
  4. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением.
  5. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем мошенничества.
  6. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.
  7. Вымогательство государственного или общественного имущества.
  8. Мелкое хищение государственного или общественного имущества.
  9. Присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного государственного или общественного имущества.
  10. Умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества.
  11. Неосторожное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества.
  12. Недобросовестное отношение к охране государственного или общественного имущества.
  13. Постановление ЦИК СНК СССР от 1937 года.

Любой банк должен знать и исполнятьПостановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341 «О введении в действие положения о переводном и простом векселе», в частности раздел II «О простом векселе», 75 статья:
Простой вексель содержит:

  1. наименование «вексель», включенное в самый текст и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен;
  2. простое и ничем не обусловленное обещание уплатить определенную сумму;
  3. указание срока платежа;
  4. указание места, в котором должен быть совершен платеж;
  5. наименование того, кому или приказу кого платеж должен быть совершен;
  6. указание даты и места составления векселя;
  7. подпись того, кто выдает документ (векселедателя).

76 статья. Документ, в котором отсутствует какое-либо из обозначений, указанных в предшествующей статье, не имеет силы простого векселя, за исключением случаев, определенных в следующих ниже абзацах.
Простой вексель, срок платежа по которому не указан, рассматривается как подлежащий оплате по предъявлении.
При отсутствии особого указания место составления документа считается местом платежа и вместе с тем местом жительства векселедателя.
Простой вексель, не указывающий место его составления, рассматривается как подписанным в месте, обозначенном рядом с наименованием векселедателя.

  1. Буквальное толкование (распознавание и определение) кредитного договора.

Имеется статья 431 ГК РФ «Толкование договора», которая гласит следующее: «При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом».

  1. Выдача векселя – это услуга банка, а не банковская операция.

К банковским операциямотносят:

  1. привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок);
  2. размещение указанных привлеченных средств от своего имени и за свой счет;
  3. открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;
  4. осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковскимсчетам;
  5. инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридическихлиц;
  6. купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах;
  7. привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов;
  8. выдача банковских гарантий;
  9. осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключениемпочтовых переводов).

Банковская услуга– это специфическая деятельность банка по организации денежного оборота страны и предоставления клиентам различных банковских продуктов, т.е. выполняя банковские услуги, банки с одной стороны, создают платежные средства, а с другой стороны, они создают различные банковские продукты.
Диапазон банковских услуг огромен, это: кредитные, депозитные, трастовые, консультационные, лизинговые, инвестиционные, факторинговые, валютные, и другие.
В международной практике насчитывается более 200 видов услуг, а коммерческие банки «Российской Федерации» оказывают не более 20-30 видов услуг.
Одной из таких услуг является мена) («Договор мены»: статья 255 ГК РСФСР или статья 567 ГК РФ) – когда между сторонами производится обмен одного имущества на другое. Частным случаем мены является услуга разменавекселя, выписанного клиентом банку и называемого банком неправильно «кредитным договором», на безусловные долговые обязательства Центрального Банка более мелкого номинала, например билеты банка России. К этой же услуге относится обмен валют в банке.
После размена «кредитного» договора – векселя, выписанного клиентом банка, коммерческим банком, сделка прекращается на основании статьи 410 ГК РФ «Прекращение обязательства зачетом».

  1. Сеньораж.

Сеньораж(фр. seigneuriage, по-русски: «маржа», «прибыль», «выгода») – доход, получаемый от эмиссии (выпуска) денег и присваиваемый эмитентом якобына «праве собственности». Иначе
– это разница между номиналом (заявленной стоимостью купюры) и себестоимостью (стоимостью её изготовления).
Сокрытие этого понятия (определения) от людей, пользующихся услугой банка, именуемой мена, является уголовным преступлением банкиров, классифицируемое как мошенничество(статьи 147 УК РСФСР или 159 УК РФ). Банкиры-мошенники подменяют понятие «услуга мены» (размен«кредитного» договора — векселя на купюры Центрального Банка более мелкого номинала) на «банковская операция «кредитование» при которой клиентам банков внушается ложь о том, что номинал купюр равен их стоимости, а поэтому эти деньги должны возвращаться обратно банку, да ещё с процентами за их использование. Это мошенничествосопровождается вымогательством(«вымогательство»: статья 148 УК РСФСР или статья 163 УК РФ) у юридически безграмотных клиентов, требуя от них предоставить банку: залоги, заклады, поручительства, страховки, а также требующие возврата билетов Центральных банков, не возвращая при этом исполненных «кредитных» договоров – векселей клиентов своим клиентам, а также взимая с них проценты за кредиты, которые никогда не давали на самом деле, поскольку
«кредит» — займ может дать лишь собственник денег, но не их хранитель. Остаётся выяснить: кто является настоящим собственником денег?

  1. Закон о бюджете государства.

Под потребности Народа ежегодно выпускается Закон о бюджетес целью поддержать государство, и на налоговые средства, принадлежащие Народу, осуществляется эмиссия Билетов Банка России, содержащих сеньораж (маржу, скрытую прибыль), который наполняется временем жизни и самой жизнью (умением, знаниями и т.д.) людей, во время выполнения ими реальных работ. Таким образом, Билеты Банка России – это средства (собственность) Народа, а не Центрального Банка и тем более коммерческого банка, поэтому они в этой части банкам не принадлежат.

  1. Отсутствие права передачи у коммерческих банков третьим лицам Билетов Центрального Банка России.

Центральный Банк РФ перемещает Билеты Банка РФ в подчинённые ему по финансовой системе коммерческие банки исключительно как в складские помещения, но никак не в имущественный найм (аренду): статья 275 ГК РСФСР «Договор имущественного найма» или она же статья 606 ГК РФ «Договор аренды», и тем более без права поднайма (субаренды) полученного ценного имущества: статья 287 ГК РСФСР «Поднаем» или статья 613 ГК РФ «Права третьих лиц на сдаваемое в аренду имущество». Отсюда получается, что коммерческий банк – это всего лишь склад, а его сотрудники – это кладовщики и охранники, у которых нет права распоряжаться как- либо данной типографской продукцией, поскольку у них отсутствует лицензия на выдачу кредитов населению.

  1. Понятия «деньги» и «безусловные обязательства».

Статья 30 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10.07.2002 N 86-ФЗ гласит:«Банкноты и монета Банка России являются безусловными обязательствамиБанка России и обеспечиваются всеми его активами».
Банкиры-мошенники внушают своим клиентам ложь, о том, что выданные в «кредит» банкноты (билеты) Банка России являются не безусловными обязательствами Банка России, а именно ДЕНЬГАМИ, в которых отсутствует понятие сеньораж, поскольку в понятии «деньги» номинальная стоимость денежной единицы равна стоимости её изготовления.
Проведём расчет масштабов мошенничества Банка России, соучастниками (подельниками) преступления которого являются судьи, судебные приставы, коммерческие банки и так называемые «коллекторы».
Купюра (банкнота) ЦБ РФ номиналом 5’000 рублей имеет себестоимость всего 1 рубль 20 копеек. Следовательно, разница между номиналом и себестоимостью, называемая французским словом «сеньораж» (seigneuriage), а по-русски: «маржой», «прибылью», «выгодой», для ЦБ РФ при каждом обороте составляет 4’998,80 рублей, что в 4’165,67 раз или на 416’566,67 % (процентов) больше себестоимости. Если учесть, что в год проводится в среднем минимум 4 оборота по 90 дней, а купюра в среднем служит 10 лет, то за время жизни купюры она совершает 40 оборотов. Следовательно, полная сумма сеньоража (маржи, прибыли) для ЦБ за время жизни купюры номиналом 5000 рублей составляет 199’952,00 рублей или превышает себестоимость в 166’626,8 раз или 16’662’680,00 процентов!
И если бы Центральные Банки сами выпускали товары и оказывали услуги, которыми бы оплачивали свои же долговые обязательства в виде своих билетов, то давно бы разорились, так как слишком велика разница между номиналом и себестоимостью у купюр, так как долговое обязательство является таким только в руках эмитента (Центрального Банка), а как только оно попадает в руки их получателя (клиента банка), то автоматически в руках получателя оно же становится правом требования к эмитенту, но не наоборот!
Таким образом, сокрыв Истину, что долговое обязательство эмитента трансформируется в право требования клиента банка к эмитенту (банку), при условии покупки долгового обязательства как обычного векселя с учётом его оплаты товарами или услугами, а также переложив свою ответственность за свою инфляционную эмиссию с себя на:

  • третьи лица, которые пользуются билетами ЦБ РФ;
  • государство, в виде сбора налогов, иных обязательных платежей, как изменение курсовой разницы между валютами, а также путём введения инфляционных процентов;
  • коммерсантов, в виде повышения стоимости товаров и услуг

каждый обменявший свои товары и услуги на билеты ЦБ РФ не по их себестоимости, а по номиналу и не предъявивший их ЦБ РФ для покрытия ему необеспеченной разницы, описанной выше в своём балансе и в своём кошельке сделал инфляцию(лат.Inflatio — вздутие, т.е. мыльный пузырь, или дырку от бублика) на величину своей сделки.А инфляция в своём балансе и в своём кошельке, превышающая возможности производства товара и оказания услуги, становится бездной разоряющей производителя и любого пользователя билетов ЦБ РФ.
Со стороны ЦБ РФ, а также других центральных банков мира – это является крупнейшим за всю историю человечества мошенничеством!
Принимая во внимание, что деньги запускаются в оборот основным эмитентом – Центральным Банком, который выпускает в виде «денег» свои долговые обязательства в виде
«билетовбанка России» ( <фр. billet, от средневекового billetus — записка, письмо, свидетельство; удостоверение>— документ, удостоверяющий право на посещение платного мероприятия или получение платной услуги) или иного Центрального банка конкретного государства. Все билетыявляются документами строгой отчётности с персональным номером одноразового использованияи удовлетворяются товарами и услугами того, кто их эмитирует(выпускает, печатает). В нашем случае денежный билет ЦБ РФ является многоразовым, как многооборотная тара, а потому возвратным, обязательства по которому исполняет не ЦБ РФ, а третьи лица или другие пользователи этими билетами. Соэмитентом или сораспространителем билетов ЦБ РФ является не только коммерческий банк, выдавший эти билеты населению и организациям, но и каждый, кто с их помощью покупает у кого-то какой-то товар или услугу.
Принимая во внимание, что билеты Центральных Банков (в том числе ЦБ РФ, ФРС США, Европейский Центральный Банк и другие), отражают толькодолговые обязательства Центрального банка, который их никогда не удовлетворяет перед теми, кто их принимает, то получается, что он имитирует в государстве инфляционные процессы, величина которых равна величине номиналов купюр, умноженных на их количество за минусом себестоимости изготовления и оборота каждой купюры, умноженной на количество купюр.
Таким образом, ЦБ РФ нарушает Конституцию РФ в части 2 статьи 75: «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти», осуществляя эмиссию ничем не обеспеченных долговых обязательств – «билетов Банка России».
В отличие от билетов ЦБ РФ – государственные казначейские билеты Госбанка СССР обеспечены всем достоянием Союза ССР, а потому в них отсутствует такое понятие как сеньораж, а потому они являются настоящими деньгами, а не деревативами – заменителями (суррогатом) денег. Именно поэтому экономика Советского Союза была самой устойчивой экономикой Мира, пока в ряды членов правительства СССР не были засланы западные агенты для подрыва нашей экономики и в целом государственного строя – диверсанты.
Заключение.
Исходя из вышеперечисленных понятий (определений) настоящей экспертизы, действующего законодательства на территории СССР, делаем заключение о том что:

  1. Любой кредитный договор(или его аналоги, например заявка на выдачу кредитной карты и т.д.), заключённый между клиентом банка (клиентом микрофинансовой организации) и банком (микрофинансовой организации) является векселем, имеющим определённый номинал, подобно номиналу банковской купюры, которая является таким же векселем – безусловным платёжным обязательством.
  2. Все судьи обязанысогласно статье 431 ГК РФ «Толкование договора», признавать любой кредитный договор или его аналоги векселеми выносить судебные решения на основании настоящей экспертизы исключительно в пользу клиентов банков, отказывающихся оплачивать так и не осуществлённую банковскую операцию, именуемую банками «кредитование», а на самом деле являющейся банковской услугой мены (размена).
  3. В момент выдачи денег банком клиенту во исполнение «кредитного договора» сделка прекращается,согласно статьи 410 ГК РФ «Прекращение обязательства зачетом».
  4. Всяческие требования банка к клиенту о возврате денег являются уголовным преступлением «вымогательство» (статья 148 УК РСФСР или статья 163 УК РФ).
  5. Все судьи, судебные приставы, так называемые «коллекторы»и другие лица, не имеющие экономического и психологического образования, предъявляющие какие-либо требования по возврату денежных средств, обеспеченных трудом клиента банка,вынесшие решения, определения и постановления в пользу коммерческих банков, нарушивших права клиентов банков, а также совершившие какие-либо действия по захвату или аресту имущества клиентов банка, противоречащие настоящей экспертизе,являются подельниками(соучастниками, статья 17 УК РСФСР «соучастие») мошенников-банкиров и подлежат наказанию по статьям: «соучастие» — 17 УК РСФСР или 32 УК РФ; «мошенничество» — статьи 147 УК РСФСР или 159 УК РФ; «вымогательство» — статья 148 УК РСФСР или статья 163 УК РФ. Кроме того действие граждан СССР в незаконном (нелегитимном) правовом поле Российской Федерации и других организованных преступных сообществ, выступающих от имени якобы «независимых государств», образованных на территории СССР в нарушение результатов референдума о сохранении Союза СССР от 17 марта 1991 года, является тяжким уголовным преступлением
Это интересно:  Отп банк документы для оформления кредита 2020 год

«измена Родине» — статья 64 УК РСФСР или статья 275 УК РФ — «государственная измена», а также «насильственный захват власти или насильственное удержание власти» в чужом государстве – статья 278 УК РФ. Действия судебных приставов по исполнению решения (постановлений, определений) судей в отношении граждан СССР являются уголовным преступлением «грабёж» (рейдерский захват). В отношении них должны быть заведены уголовные дела и вынесены максимально суровые приговоры Военным Трибуналом СССР с учётом законов войны и военного времени.

  1. Как было выше сказано: Билеты Банка Россиине принадлежат ни коммерческим банкам, ни Центральному Банку России, апринадлежат исключительно Советскому Народу, поскольку содержат в себе такое понятие как сеньораж (маржа, скрытая прибыль). Поэтому никакой коммерческий банк не может выдать займ в смысле «кредит» с требованием его возврата.
  2. Все платежи клиентов банков, осуществлённые ими в пользу банков-мошенников, сверх стоимости векселя, выписанного клиентом банку, а также залоги, заклады, поручительства, страховки, незаконно отнятое имущество и списанные со счетов клиентов банков денежные средства обязаны быть возвращены клиентам банков, поскольку отобраны незаконно в нарушение уголовных статей «грабёж», «вымогательство» и «мошенничество». Поэтому граждане СССР, ставшие клиентами банков, действующих на территории СССР, оккупированной организованными преступными сообществами, выступающими якобы от имени «независимых» государств, что противоречит результатам Всесоюзного Референдума «О сохранении СССР» от 17 марта 1991 года, напрямую запретившим выход союзных республик из состава СССР и образование каких-либо новых государств на территории СССР, имеют полное право потребовать от банка вернуть себе своё имущество и деньги обратно.
  3. Все банки, судьи, судебные приставы, коллекторские агентства, уведомлённые настоящей экспертизой, обязаны действовать строго в её соответствии. Любые судебные решения, постановления или определения, а также действия, противоречащие настоящему экспертному заключению, признаются не имеющими юридической силы и должны преследоваться по закону СССР.
  4. Настоящая экспертиза действительна исключительно при наличии оригинальной подписи и печати Эксперта – ВрИО Главы, Главного Судьи и Законодателя Новосибирской области РСФСР.
    1. Копии, заверенные нотариусами Российской Федерации, недействительны.

Временно исполняющий обязанности: Главы Новосибирской области РСФСР,
Главного Законодателя Новосибирской области РСФСР, Главного Судьи Новосибирской области РСФСР, Эксперт (дипломы об образовании:
ПТ № 09-024; ПП № 09-061)

    Информационные письма Президиума ВАС РФ

    ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД
    РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    Президиум Высшего Арбитражного Суда
    Российской Федерации

    ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

    Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте

    Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте, и в соответствии со статьей 16 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

    Приложение: Обзор на 25 листах.

    Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте

    1. Вексель признается составленным с нарушением формы при отсутствии на нем собственноручной подписи векселедателя.

    При рассмотрении спора о взыскании суммы по векселю с авалиста было установлено, что подпись лица, подписавшего вексель от имени юридического лица — векселедателя, была воспроизведена посредством штемпеля.
    Авалист в обоснование своего отказа платить указывал на дефект формы векселя, который должен был содержать собственноручную подпись уполномоченного лица, поскольку иные способы оформления документа вексельным правом исключены.
    Векселедержатель, ссылаясь на пункт 2 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации, настаивал на признании векселя надлежаще оформленным, поскольку гражданское законодательство допускает такой способ воспроизводства подписи.
    Арбитражный суд признал наличие дефекта формы векселя и освободил авалиста от ответственности на основании статьи 32 Положения о переводном и простом векселе, введенного в действие Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. (далее — Положение). При этом арбитражный суд обоснованно указал, что в нормативном порядке иной, кроме собственноручного, способ оформления подписи на векселе не установлен. В представленном истцом документе подпись была воспроизведена посредством штемпеля, что явно устанавливалось при обычном осмотре. Выполнение какого-либо реквизита векселя (включая подпись) способом, прямо не предусмотренным вексельным законодательством, расценивается как отсутствие соответствующего реквизита.
    Отсутствие на векселе подписи лица, выдавшего вексель, является нарушением статьи 1 Положения, содержащей требования к форме вексельного обязательства. В связи с дефектом формы векселя отпадает и обязательство авалиста.

    2. Простой вексель признается надлежаще оформленным, если при его составлении соблюдены требования статьи 75 Положения о переводном и простом векселе.

    При рассмотрении иска векселедержателя к индоссанту простого векселя последний, обосновывая свой отказ оплатить вексель, указывал, что представленный ему документ не является векселем ввиду дефекта формы, поскольку он оформлен с нарушением требований Постановления Правительства Российской Федерации от 26.09.94 N 1094 «Об оформлении взаимной задолженности предприятий и организаций векселями единого образца и развитии вексельного обращения» — не на специальном бланке и отличается по расположению реквизитов от образцов, утвержденных Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 24.06.91 «Об использовании векселя в хозяйственном обороте».

    Арбитражный суд признал рекомендательный характер прилагаемых к Постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР образцов названных бланков. Постановление Правительства Российской Федерации от 26.09.94 N 1094 было принято во исполнение Указов Президента Российской Федерации от 19.10.93 N 1662 «Об улучшении расчетов в хозяйстве и повышении ответственности за их своевременное проведение» и от 23.05.94 N 1005 «О дополнительных мерах по нормализации расчетов и укреплению платежной дисциплины в народном хозяйстве» и устанавливало порядок переоформления кредиторской задолженности юридических лиц коммерческими банками. Указанным постановлением не устанавливались специальные требования к форме вексельного обязательства. Представленный истцом вексель содержал все предусмотренные статьей 75 Положения о переводном и простом векселе реквизиты и был составлен с соблюдением требований данного Положения. Основания для признания его недействительным вследствие дефекта формы отсутствовали.

    3. Включение в вексель ссылок на основания его выдачи влечет его недействительность лишь в том случае, если они обусловливают предложение (обязательство) уплатить вексельную сумму.

    При рассмотрении искового требования векселедержателя к одному из индоссантов переводного векселя установлено, что на бланке векселя в верхнем углу векселедателем совершена надпись «сумма на депозите».
    Ответчик полагал, что данная пометка делает содержащееся в векселе предложение уплатить обусловленным. Статья 1 Положения о переводном и простом векселе указывает, что содержанием переводного векселя может быть только ничем не обусловленное предложение об уплате. Арбитражный суд расценил внесение такой пометки как дефект формы векселя, признал вексель недействительным и в иске отказал.
    Постановлением кассационной инстанции решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. Содержащаяся на векселе пометка никак не соотносится с предложением уплатить и не может быть расценена как условие. Наличие на векселе любых пометок, не преследующих цель обусловить содержащееся в нем предложение (обязательство) уплатить, не влечет недействительности векселя. В связи с изложенным требования истца о взыскании вексельного долга подлежали рассмотрению по существу.

    4. Подписание векселя от чужого имени с превышением полномочий обязывает самого подписавшего и не влечет недействительности обязательств иных лиц, поставивших свои подписи на векселе.

    Векселедержатель после отказа векселедателя от платежа по простому векселю предъявил иск о взыскании вексельного долга к индоссанту. Индоссант отказался удовлетворить это требование со ссылкой на подписание векселя от имени векселедателя неуполномоченным лицом, в силу чего сделка должна быть признана недействительной.
    Арбитражный суд установил, что вексель подписан директором филиала предприятия векселедателя. В соответствии с уставом и доверенностью директор филиала наделен полномочиями и на заключение сделок на сумму, не превышающую 5 млн. рублей. Вексель же выдан на 10 млн. рублей. Суд признал, что директор при подписании векселя превысил предоставленные ему полномочия, следовательно, вексель недействителен. В иске было отказано.
    Постановлением кассационной инстанции решение отменено в связи с неправильным применением норм материального права, поскольку арбитражным судом при вынесении решения не принято во внимание, что в случаях, когда подписавшее вексель лицо не имело соответствующих полномочий, следует руководствоваться статьей 8 Положения о переводном и простом векселе. Указанная статья предусматривает, что каждый, кто подписал вексель в качестве представителя лица, от имени которого он не был уполномочен действовать, сам обязан по векселю. В таком же положении находится представитель, превысивший свои полномочия.
    Подписание векселя неуполномоченным лицом не влечет недействительности обязательств всех иных лиц, поставивших свои подписи на векселе (ст. 7 Положения), в том числе индоссантов. Поскольку векселедержатель основывал свое право на непрерывном ряде индоссаментов и ответчик не представил доказательств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, исковые требования были удовлетворены.

    5. Включение в текст векселя условия о том, что срок платежа устанавливается указанием на вероятное событие, является нарушением требований к форме векселя и влечет его недействительность.

    В простой вексель было включено указание о наступлении срока платежа по истечении 20 дней с момента поступления денежных средств на расчетный счет векселедателя.
    При рассмотрении иска векселедержателя к авалисту данного векселя авалист заявил, что его ответственность исключается ввиду недействительности векселей, содержащих иное, чем предусмотрено в Положении о переводном и простом векселе, указание срока платежа.
    Тем не менее арбитражный суд иск удовлетворил, указав, что такое обозначение срока платежа не является нарушением формы векселя.
    Постановлением апелляционной инстанции названное решение отменено и в иске о взыскании вексельного долга отказано, поскольку в соответствии со статьей 75 Положения простой вексель должен содержать простое и ничем не обусловленное обещание уплатить определенную сумму. Включение в вексель указания, связывающего обязанность оплаты с наступлением события, относительно которого не известно, наступит ли оно, свидетельствует об условном характере обязательства. Кроме того, Положение исключает возможность указания сроков по векселю способами иными, чем установлено статьей 33 Положения. Следовательно, такой документ не может быть признан имеющим силу векселя ввиду дефекта формы.

    6. Невозможность признания документа векселем в силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного требования из такого документа на основании норм гражданского права об обыкновенном долговом документе.

    Векселедержатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с векселедателя простого векселя вексельной суммы и процентов, начисленных на нее.
    Поскольку в ходе рассмотрения дела арбитражный суд установил дефект формы векселя, истец заявил ходатайство об изменении основания иска и просил взыскать сумму долга по договору займа. При этом истец представил доказательства, подтверждающие факт передачи ответчику денежных средств на условиях договора займа. Из представленных истцом документов следовало, что вексель ответчиком выдан в подтверждение обязательства выплатить по наступлении обусловленного срока полученные взаймы денежные суммы (ст. 815 Гражданского кодекса Российской Федерации).
    Арбитражный суд ходатайство удовлетворил, указав на предоставленную истцу возможность заявить самостоятельное требование о взыскании суммы долга по гражданско-правовой сделке.
    Представленный истцом документ, названный сторонами векселем, был рассмотрен как долговая расписка. Правоотношения сторон в этом случае регулируются общегражданским законодательством, а не нормами вексельного права.

    7. Вексель, выданный с оговоркой «не приказу» или иной равнозначной оговоркой, может быть передан лишь с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии.

    Банк выдал организации простой вексель на себя с фиксированным сроком платежа в подтверждение своего долга. В векселе содержалось указание, что вексель не подлежит передаче по индоссаменту.
    Организация — первый векселедержатель тем не менее вексель передала своему контрагенту, совершив на векселе передаточную надпись (индоссамент) в его пользу.
    Новый векселедержатель при наступлении срока платежа обратился с требованием к банку-векселедателю. После отказа последнего оплатить вексель исковое требование было предъявлено в арбитражный суд. Отказывая в платеже, банк-векселедатель ссылался на то, что долг первому векселедержателю уже выплачен.
    Арбитражный суд в иске отказал, исходя из следующего.
    В соответствии со статьей 11 Положения о переводном и простом векселе, в случае если векселедатель поместил в переводном векселе слова «не приказу» или какое-либо другое разнозначное выражение, документ может быть передан лишь с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии. Передаточная надпись, имеющая форму индоссамента, в данном случае не влечет правовых последствий, предусмотренных вексельным законодательством при передаче векселя посредством индоссамента.
    В нарушение требований пункта 3 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение об уступке права между первым векселедержателем и последующим держателем векселя не оформлялось. Доказательства передачи права в общегражданском порядке истец векселедателю не представил, в связи с чем исполнение, произведенное первоначальному кредитору, является надлежащим. При этих условиях отказ векселедателя от исполнения обязательств по векселю с оговоркой «не приказу» являлся правомерным.

    8. Лицо, получившее вексель в залог без совершения залогового индоссамента (ст. 19 Положения о переводном и простом векселе), не вправе предъявить требование о платеже по векселю в общем порядке.

    Организация обратилась с исковым требованием к векселедателю о взыскании суммы по векселю. В подтверждение своих прав на предъявление такого требования истец представил простой вексель, договор о залоге с векселедержателем и акт передачи, по которому вексель передан ему в заклад. Последний индоссамент на векселе был совершен в пользу залогодателя. Поскольку свои обязанности по кредитному договору, обеспеченному залогом, векселедержатель (залогодатель) не выполнил, организация сочла возможным реализовать свои права залогодержателя путем предъявления иска к векселедателю.
    В силу статьи 19 Положения лицо, у которого находится вексель на основании индоссамента, содержащего оговорку «валюта в залог» либо равнозначащую оговорку, имеет право осуществлять все права, вытекающие из векселя.
    Арбитражный суд установил, что индоссамент, содержащий оговорку «валюта в залог» или иную равнозначащую оговорку, на векселе отсутствовал, а истец основывает свои права как залогодержателя только общегражданским порядком. Гражданское законодательство не предусматривает для залогодержателя векселя право на самостоятельное получение исполнения по нему. В силу этого суд обоснованно заключил, что в данном случае лицо, у которого вексель находится в залоге, не имеет права получить исполнение по этому векселю в порядке, предусмотренном Положением о переводном и простом векселе.

    9. Векселедатель по простому векселю вправе выдвигать против требования первого векселедержателя об оплате векселя возражения, вытекающие из известных им отношений.

    В соответствии с условиями договора поставки поставщик получил от покупателя простой вексель со сроком оплаты в течение трех месяцев со дня выдачи. Отгрузка продукции должна была производиться через месяц после выдачи векселя. В установленный срок отгрузка товара не произведена. Однако при наступлении срока платежа вексель предъявлен поставщиком покупателю для оплаты.
    Поскольку покупатель отказался от платежа, поставщик обратился с иском в арбитражный суд с требованием о взыскании вексельного долга. При этом, по мнению поставщика, поскольку вексель является абстрактным обязательством и содержит ничем не обусловленное обязательство векселедателя заплатить по нему, арбитражный суд не вправе принимать во внимание ссылки покупателя на неисполнение поставщиком договора, лежащего в основе выдачи векселя.
    Отказывая поставщику в иске, арбитражный суд обоснованно сослался на статью 17 Положения о переводном и простом векселе, согласно которой установлено, что лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику. Это правило в силу статьи 77 Положения применяется к простому векселю, поскольку оно не является несовместимым с природой простого векселя и может применяться при условии, что держателем векселя является лицо, добросовестно приобретшее вексель по индоссаменту.
    Поскольку сущность отношений из сделки, лежащей в основании векселя, известна и векселедателю, и первому приобретателю как участникам этих отношений, такие отношения следует признать разновидностью отношений личных. Если векселедатель простого векселя доказывает отсутствие основания выдачи векселя, в иске первому приобретателю следует отказать.
    Ссылка истца на недопустимость отказа от исполнения обязательства по ценной бумаге со ссылкой на отсутствие или недействительность его основания (п. 2 ст. 147 Гражданского кодекса Российской Федерации) в данном случае не должна приниматься во внимание, так как относится только к добросовестному держателю.
    В абстрактном обязательстве кредитор не обязан доказывать наличие основания требования. Но если должник доказал отсутствие основания вексельного обязательства и известность этого факта кредитору по связывающей их гражданско-правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется.

    10. Протест в неплатеже простого векселя дает векселедержателю право обратиться с исковым требованием ко всем обязанным по векселю лицам.

    Векселедержатель простого векселя не получил в установленный срок платеж по векселю от векселедателя. Факт отказа в платеже был удостоверен нотариальным актом протеста в неплатеже.
    Векселедержатель обратился с иском к индоссантам по векселю, однако арбитражный суд отказал в удовлетворении иска на том основании, что векселедержатель не предъявлял вексель к платежу указанным лицам и факт их отказа в платеже нотариально не удостоверен.
    При вынесении такого решения арбитражный суд не учел, что протест в неплатеже простого векселя совершается лишь в отношении векселедателя. Совершение такого протеста дает право векселедержателю обратиться в порядке регресса с исковым требованием ко всем обязанным по векселю лицам (индоссантам, авалистам и т.д.). В связи с изложенным кассационная инстанция решение отменила и дело направила на новое рассмотрение.

    11. Арбитражный суд оценивает нарушения требований к форме акта протеста векселя в неплатеже с учетом характера этих нарушений.

    Векселедатель предъявил иск к индоссантам по простому векселю. В подтверждение факта отказа векселедателя от платежа был представлен акт протеста векселя в неплатеже.
    В ходе рассмотрения представленных по делу доказательств было установлено, что в нарушение требований инструкции «О порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами РСФСР», утвержденной приказом Министра юстиции РСФСР от 06.01.87 N 01/16-01, акт не содержал указания о дате его составления. Кроме того, на самом векселе отсутствовала отметка нотариуса о протесте в неплатеже.
    Векселедержатель настаивал на том, что названные нарушения в оформлении акта не лишают его права требовать оплаты векселя в исковом порядке.
    Арбитражный суд отказал в иске, указав, что в данном случае акт, составленный с грубыми нарушениями установленной формы, не может быть принят в качестве надлежащего доказательства своевременного совершения протеста. При несовершении протеста в установленный срок векселедержатель в силу статьи 53 Положения утрачивает свои права в отношении индоссантов.

    12. Действия нотариуса, допустившего нарушения при оформлении акта протеста векселя в неплатеже, подлежат обжалованию в суде общей юрисдикции.

    При рассмотрении спора по иску векселедержателя к авалисту векселедателя по простому векселю ответчик ссылался на допущенные нотариусом при совершении протеста нарушения порядка совершения нотариальных действий. В частности, в нарушение пункта 163 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий требование о платеже нотариус векселедателю не предъявлял. Кроме того, акт был датирован не тем числом, когда он действительно был совершен.
    Поскольку представленные истцом акт и иные документы были составлены с соблюдением установленных требований к их оформлению, арбитражный суд указал, что он не вправе оценивать ссылки сторон на нарушения порядка совершения нотариальных действий. Заинтересованная сторона вправе обжаловать действия нотариуса в суд общей юрисдикции в соответствии со статьями 35, 40 Основ законодательства о нотариате. Арбитражный суд при оценке доводов сторон основывается на решении, принятом судом общей юрисдикции.

    13. Протест в неплатеже векселя сроком «по предъявлении» может быть совершен в течение года со дня его составления, а если в векселе обусловлен минимальный срок для предъявления — с момента наступления этого срока, если только годичный срок не изменен в самом векселе.

    Организация-векселедатель выдала переводной вексель, который был акцептован плательщиком, со сроком «по предъявлении», но не ранее трех месяцев с момента выдачи.
    По истечении трех месяцев с момента выдачи векселя векселедержатель обратился к акцептанту с требованием о платеже. Последний платеж не произвел. Протест в неплатеже векселя был совершен через месяц после отказа от него акцептанта.
    Векселедержатель на основании статьи 47 Положения о переводном и простом векселе обратился с иском к векселедателю и авалисту векселедателя. Арбитражный суд в иске отказал, указав, что векселедержатель пропустил сроки совершения протеста и поэтому в соответствии со статьей 53 Положения, утратил свои права по векселю в отношении указанных выше лиц. При этом арбитражный суд руководствовался пунктом 162 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий, которая устанавливает, что векселя для совершения протеста в неплатеже принимаются государственными нотариальными конторами на следующий день после истечения даты платежа по векселю, но не позднее 12 часов следующего после этого срока дня.
    В данном случае следовало руководствоваться статьей 44 Положения, в которой указывается, что протест в неплатеже переводного векселя сроком «по предъявлении» должен быть совершен в сроки, установленные для предъявления к акцепту (то есть в течение одного года со дня составления векселя, если только трассантом или индоссантом не установлены другие сроки), или на следующий день, если предъявление имело место в последний день этого срока (статьи 23, 24 Положения).
    Если же в векселе указано, что предъявление к платежу не может иметь место ранее определенного срока, то согласно части 2 статьи 34 Положения годичный срок для предъявления векселя к платежу начинает течь с наступления этого срока. В рассматриваемом случае срок для предъявления векселя начинает течь по прошествии трех месяцев от даты составления векселя.
    Следовательно, в данном случае протест был совершен с соблюдением установленных сроков и векселедержатель не утратил своих прав требовать платежа в порядке регресса. С учетом этого кассационная инстанция решение отменила и дело направила на новое рассмотрение.

    14. В течение установленного срока давности векселедержатель сохраняет право требования против векселедателя простого векселя и в случае, когда вексель не был опротестован.

    Коммерческий банк (векселедержатель) обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу (векселедателю) о взыскании суммы простого векселя, выданного со сроком платежа по нему на определенный день.
    Арбитражный суд отказал в иске, указав на утрату векселедержателем своего права требования по векселю к векселедателю в силу статьи 53 Положения о переводном и простом векселе из-за несовершения протеста в неплатеже векселя в установленный срок.
    Апелляционная инстанция решение отменила и исковые требования удовлетворила, поскольку в соответствии со статьей 53 Положения при упущении срока для совершения протеста в неплатеже векселя векселедержатель теряет свои права против индоссантов, векселедателя и против других обязанных лиц, за исключением акцептанта.
    В силу статьи 77 Положения нормы статьи 53, относящиеся к переводному векселю, применяются также и к простому с учетом того, что согласно статье 78 Положения векселедатель по простому векселю обязан так же, как и акцептант по переводному векселю. Следовательно, векселедержатель сохраняет в течение установленного срока давности право требования против векселедателя простого векселя и в случае несовершения протеста векселя.

    15. Издержки по протесту в неплатеже простого векселя подлежат взысканию с векселедателя только в том случае, если протест является необходимым.

    Не получив своевременного платежа по простому векселю с оговоркой «без протеста» от организации-векселедателя и удостоверив отказ в платеже протестом в неплатеже векселя, банк-векселедержатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с векселедателя вексельной суммы, процентов на вексельную сумму и издержек по протесту.
    Арбитражный суд частично удовлетворил иск и взыскал с векселедателя вексельную сумму и проценты, начисленные на вексельную сумму. Во взыскании издержек по протесту было отказано, поскольку векселедержатель при наличии оговорки в векселе «без протеста» мог осуществлять свои права, вытекающие из векселя, не совершая протеста. В соответствии со статьей 46 Положения издержки по протесту в рассматриваемом случае подлежат отнесению на векселедержателя.

    16. Исковое требование к авалисту векселедателя по простому векселю может быть предъявлено при отсутствии протеста векселя в неплатеже.

    После отказа векселедателя оплатить вексель векселедержатель предъявил иск об оплате вексельной суммы к лицу, давшему аваль за векселедателя. Авалист отказал в удовлетворении требования, поскольку протест векселя в неплатеже в установленные сроки совершен не был, следовательно, векселедержатель утратил в силу статьи 53 Положения о переводном и простом векселе право требования платежа от других обязанных по векселю лиц.
    Векселедержатель указывал, что в соответствии с требованиями статьи 32 Положения, устанавливающей, что авалист отвечает так же, как и тот, за кого дан аваль, для предъявления требования об оплате к авалисту векселедателя по простому векселю совершения протеста не требуется.
    Арбитражный суд признал, что совершение протеста не было обязательно, и иск удовлетворил.
    В силу статьи 53 Положения право предъявления требования в случае пропуска установленных сроков для совершения протеста сохраняется в отношении указанных в статьях 53 и 78 лиц — акцептанта по переводному векселю и векселедателя по простому векселю. Согласно статье 32 Положения авалист отвечает так же, то есть в том же объеме и на тех же условиях, как и тот, за кого был дан аваль. Аваль за основного должника по векселю, в данном случае векселедателя, делает авалиста ответственным на тех же условиях, то есть без протеста.

    17. При удовлетворении иска векселедержателя к обязанным по векселю лицам в решении арбитражного суда должен содержаться вывод о солидарном взыскании суммы с должников.

    18. Лицо, которому векселедателем простого векселя поручено производить платеж, не является обязанным по векселю.

    В соответствии с договором организация-векселедатель простого векселя поручила обслуживающему ее банку производить платежи по выданным ею векселям за счет средств на ее расчетном счете. В векселя вносилась запись о том, что платеж должен быть произведен в банке по месту нахождения расчетного счета векселедателя.
    При наступлении срока платежа векселедержатель обратился в указанный банк с требованием об оплате векселя. Банк в оплате отказал в связи с отсутствием средств на расчетном счете векселедателя.
    По требованию векселедержателя был совершен протест векселя в неплатеже.
    Векселедержатель обратился в арбитражный суд с иском к банку, которому было поручено производить платежи, о взыскании вексельного долга, а также процентов, пеней и издержек по протесту в соответствии со статьей 48 Положения о переводном и простом векселе.
    Арбитражный суд исковые требования удовлетворил, поскольку обязанность банка платить по векселю вытекает из указаний в векселе о том, что платеж производится данным банком, и факт отказа банка оплатить вексель документально подтвержден.
    Данное решение вынесено с нарушением норм материального права. Указанное векселедателем лицо, на которое он возлагает обязанность платить по векселю, не является лицом, несущим в силу статьи 47 Положения ответственность за оплату векселя перед векселедержателем. Такую ответственность несет сам векселедатель, назначивший уполномоченное лицо для платежа. Исходя из изложенного постановлением кассационной инстанции решение было отменено и в иске отказано.

    19. Плательщик, не акцептовавший переводный вексель, не несет ответственности перед векселедержателем.

    Организация выдала переводной вексель, в котором в качестве плательщика указан банк. Векселедержатель в установленный в векселе срок предъявил вексель к акцепту. Банк отказался акцептовать вексель, в связи с чем векселедержатель обратился в суд с иском о взыскании с банка суммы по векселю.
    Арбитражный суд иск удовлетворил. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, поскольку в соответствии со статьей 47 Положения лицо, не акцептовавшее вексель, не несет ответственность перед векселедержателем переводного векселя. В удовлетворении иска отказано.
    Отказ плательщика от акцепта, удостоверенный актом протеста векселя в неакцепте, дает векселедержателю право обратиться с иском к векселедателю, индоссантам и авалистам в порядке, предусмотренном главой VII Положения о переводном и простом векселе.

    20. Проценты и пени, предусмотренные пунктами 2 и 4 статьи 48 Положения о переводном и простом векселе, начисляются на всю сумму вексельного долга, включая и проценты.

    Организация-векселедержатель обратилась с иском к векселедателю простого векселя со сроком оплаты «по предъявлении». В вексель было включено условие о начислении 90 процентов годовых.
    Иск был предъявлен о взыскании суммы векселя, 90 процентов годовых за период с даты составления векселя и до момента его предъявления, а также 6 процентов годовых на всю сумму векселя, включая проценты, начисленные по день предъявления к платежу. В таком же порядке были начислены и пени в размере 3 процентов годовых.
    Арбитражный суд требование удовлетворил, указав, что в тех случаях, когда начисление процентов на вексельную сумму (ст. 5 Положения) не исключается, для начисления процентов и пеней в связи с просрочкой платежа в соответствии со статьей 48 Положения должна браться вся сумма долга по векселю на момент наступления срока платежа, включая и проценты.

    21. Отсутствие в статье 48 Единообразного закона о переводном и простом векселе указания на право векселедержателя требовать уплаты пеней в размере 3 процентов годовых не является основанием для отказа в применении соответствующей нормы статьи 48 Положения о переводном и простом векселе.

    Векселедержатель обратился в арбитражный суд с иском к векселедателю о взыскании вексельной суммы, процентов в размере 6 со дня срока платежа и пеней в размере 3 процентов со дня срока платежа.
    Арбитражный суд во взыскании пеней отказал, руководствуясь статьей 7 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходя из того, что статьей 48 Единообразного закона о переводном и простом векселе (ЕВЗ), установленного Женевской вексельной конвенцией от 07.06.30 N 358, не предусматривается право векселедержателя требовать уплаты пеней.
    Постановлением апелляционной инстанции решение было изменено, исковые требования удовлетворены в полном объеме исходя из следующего. Включение в статью 48 Положения о переводном и простом векселе нормы об установлении пеней за просрочку платежа по векселю основано на статье 14 приложения N II к ЕВЗ, согласно которой в отступление от статьи 48 ЕВЗ каждая из Высоких Договаривающихся Сторон сохраняет за собой право включить в национальный закон постановление, по которому векселедержатель может требовать от того, против кого он обращает свой иск, уплаты комиссии в размере, определяемом национальным законом.

    22. Условие векселя о неустойке, уплачиваемой при просрочке выплат по нему, является ничтожным.

    В текст простого векселя, выданного банком, было включено указание о том, что при просрочке выплаты вексельной суммы векселедатель уплачивает неустойку в размере 0,5 процента в день за каждый день просрочки.
    Не получив в установленный срок платежа по векселю, векселедержатель предъявил иск о взыскании вексельной суммы и неустойки, обозначенной в векселе.
    Арбитражный суд основную сумму долга взыскал, а в отношении взыскания неустойки исковое требование обоснованно отклонил, указав, что неустойка не может быть включена в текст векселя, поскольку установление договорной неустойки противоречит природе вексельного обязательства. Последствия неисполнения обязательств по векселю определены статьей 48 Положения и не могут быть изменены в векселе.

    23. К издержкам векселедержателя, подлежащим возмещению на основании статьи 48 Положения о переводном и простом векселе, относятся прямые денежные расходы кредитора, которые он понес в связи с невыполнением вексельного обязательства.

    При рассмотрении споров, связанных с применением ответственности за неисполнение обязательств по векселю, возник вопрос о том, что относится к издержкам по протесту, посылке извещения и другим издержкам, возможность взыскания которых предусмотрена пунктом 3 статьи 48 Положения.
    К издержкам по протесту относятся сумма госпошлины за совершение протеста векселя, суммы вознаграждения и компенсации расходов нотариуса, понесенных при совершении нотариального действия.
    К издержкам по направлению извещения относятся расходы, понесенные при составлении, оформлении и посылке извещений (почтовые, транспортные и т.д.). К другим издержкам относятся судебные издержки, а также расходы на проезд к месту рассмотрения спора и другие прямые денежные расходы кредитора, которые он понес в связи с неисполнением вексельного обязательства.
    Понесенные кредитором издержки должны быть документально подтверждены.

    24. Сроки вексельной давности по требованиям к авалисту совпадают со сроками вексельной давности, установленными в отношении тех лиц, за которых дан аваль.

    Векселедержателем предъявлен иск к авалисту по простому векселю. Аваль был дан за векселедателя.
    В ходе рассмотрения спора установлено, что иск предъявлен по истечении года с момента совершения протеста векселя в неплатеже.
    Авалист, ссылаясь на абзац 2 статьи 70 Положения о переводном простом векселе, указывал, что исковые требования должны считаться погашенными, поскольку истек годичный срок с момента совершения протеста.
    Арбитражный суд, основываясь на этих доводах, отказал в удовлетворении иска.
    Указанное решение было отменено исходя из того, что в соответствии со статьей 32 Положения авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль. В силу требований статей 70 и 78 Положения исковые требования к векселедержателю простого векселя могут быть предъявлены в течение трех лет со дня срока платежа. Следовательно, срок для предъявления иска к авалисту векселедателя не истек и основания к отказу в иске отсутствовали.

    25. Срок для предъявления исковых требований к векселедателю простого векселя и акцептанту переводного векселя начинает течь со дня срока платежа.

    Векселедержатель простого векселя со сроком платежа «по предъявлении» обратился с требованием о платеже через два месяца после выдачи векселя. Дата предъявления была зафиксирована векселедателем на векселе. Факт отказа векселедателя оплатить вексель был удостоверен протестом, составленным по истечении месяца после предъявления векселя к платежу.
    При рассмотрении спора векселедатель заявил о пропуске трехлетнего срока давности, предусмотренного статьей 70 Положения о переводном и простом векселе, и просил в иске отказать. Арбитражный суд, считая, что срок начал течь со дня совершения протеста, отклонил эти доводы.
    Однако при этом суд не учел, что в соответствии с названной статьей Положения срок для предъявления иска к акцептанту переводного векселя начинает течь со дня срока платежа (в данном случае — со дня предъявления). В силу абзаца первого статьи 78 Положения с этого же момента начинает течь срок и в отношении векселедателя простого векселя. С учетом этого апелляционной инстанцией решение было отменено и в иске отказано.

    26. Истечение сроков, предусмотренных главой XI Положения о переводном и простом векселе, погашает материальное право требовать платеж по векселю.

    Векселедержатель обратился с иском к индоссанту по векселю за пределами шестимесячного срока со дня совершения протеста в неплатеже векселя.
    В связи с тем, что индоссант не заявил о пропуске срока, арбитражный суд рассмотрел требование по существу и иск удовлетворил.
    Кассационная инстанция решение отменила и в иске отказала, поскольку в соответствии со статьей 70 Положения с истечением указанных в ней сроков исковые требования против обязанных по векселю лиц погашаются, то есть векселедержатель утрачивает материальное право требовать платеж по векселю.

    Статья написана по материалам сайтов: wiseeconomist.ru, ispolkom.su, www.arbitr.ru.

    »

    Помогла статья? Оцените её
    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Загрузка...
    Добавить комментарий

    Adblock
    detector
    Председатель
    Высшего Арбитражного Суда
    Российской Федерации