+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Договоры в финансово кредитной сфере 2019 год

В кредитно-финансовой сфере функционируют следующие виды договоров: договор займа, кредитный договор, финансирование под уступку денежного требования, договор банковского вклада, договор банковского счета.

Договор займа — это соглашение сторон, по которому одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (п. 1 ст. 807 ГК РФ).

Договор займа — реальный, односторонне обязывающий.

Договор займа — возмездный договор, и даже если в договоре не установлен размер процентов, он может быть определен исходя из ставки рефинансирования на день уплаты заемщиком суммы долга или соответствующей части.

В виде исключения в договоре может быть предусмотрена его безвозмездность при наличии одного из двух условий:

1) когда он заключен между гражданами на сумму не более 50 минимальных размеров оплаты труда и не связан с предпринимательской деятельностью хотя бы одного из этих граждан;

2) когда предметом договора являются не деньги, а иные вещи, определяемые родовыми признаками.

Предметом договора могут быть не только деньги, но и вещи, определяемые родовыми признаками (зерно, бензин и т.д.).

Стороны договора — заимодавец и заемщик. В качестве заимодавца и заемщика могут выступать любые субъекты гражданского права.

Договор займа должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает 10 минимальных размеров оплаты труда, а в случае, когда заимодавцем выступает юридическое лицо, — независимо от суммы.

Заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. Если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от заимодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей (ст. 812 ГК РФ).

Договор займа может удостоверяться выдачей ценных бумаг — векселя и облигации. Допускается заключение целевого договора займа. В этом случае заемщик обязан обеспечить заимодавцу возможность контроля за целевым использованием заемных сумм.

Договор займа может быть прекращен досрочно как по инициативе заемщика, так и по инициативе заимодавца в случаях, установленных в законе или договоре.

Кредитный договор — это соглашение сторон, по которому банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее (п. 1 ст. 819 ГК РФ).

Данный договор имеет свои особенности.

Во-первых, кредиторами по такому договору могут выступать только банки и другие кредитные организации.

Во-вторых, кредитный договор может устанавливать лишь сугубо денежное обязательство. К договорам, содержащим обязанность предоставить в кредит не деньги, а вещи, применяются специальные правила о товарном кредите, которые имеют свои специфические особенности, включая и особую область применения.

Кредитный договор во всех случаях должен быть заключен в письменной форме, ибо несоблюдение письменной формы влечет недействительность такого кредитного договора. Такой договор считается ничтожным (ст. 820 ГК РФ).

Если в кредитный договор включены условия о залоге недвижимости, такой договор должен быть зарегистрирован в установленном порядке.

Кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.

Кредитор может отказаться от выдачи кредита заемщику в строго определенных случаях: если обстоятельства очевидно свидетельствуют о том, что заемщик не возвратит кредит в срок. К таким обстоятельствам можно отнести неудовлетворительную структуру баланса заемщика. Основанием для отказа от дальнейшего кредитования заемщика является и нарушение последним предусмотренной договором обязанности целевого использования кредита. Очевидно, что отказ кредитора от предоставления кредита либо расторжение договора до такого предоставления возможны также при наличии соответствующих обстоятельств, предусмотренных общими положениями ГК РФ об обязательствах (ст. 821 ГК РФ).

В отличие от кредитора заемщику предоставляются более широкие возможности по отказу от кредита, но до получения суммы займа. Заемщик вправе отказаться от получения кредита полностью или частично, уведомив об этом кредитора до установленного договором срока его предоставления, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или кредитным договором.

Законодатель не устанавливает какой-либо срок до наступления момента предоставления кредита, с истечением которого уведомление заемщика об отказе от получения кредита не имеет силы. Такой срок может быть указан в кредитном договоре.

Договор банковского вклада (депозитный договор) — это соглашение, по которому одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (п. 1 ст. 834 ГК РФ).

Договор является реальным, поскольку для его заключения необходима передача вклада банку, возмездным и односторонне обязывающим.

Предметом договора является денежная сумма (вклад), которая может быть внесена как в наличной, так и в безналичной форме.

Вкладчик приобретает право требования к банку о возврате суммы вклада и процентов по нему. Каких-либо обязанностей перед банком у него не возникает, поэтому депозитный договор является односторонне обязывающим и возмездным. Если в качестве вкладчика в договоре банковского вклада выступает гражданин, на такой договор распространяются правила о публичном договоре.

Сторонами договора являются банк и вкладчик. Вкладчиком может быть любое юридическое или физическое лицо. Банк должен иметь лицензию на совершение банковских операций, предусматривающую право на привлечение денежных средств во вклады.

Договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).

Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону. По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором (ст. 837 ГК РФ).

Условие договора об отказе гражданина от права на получение вклада по первому требованию ничтожно. В случаях, когда срочный либо другой вклад, иной, чем вклад до востребования, возвращается вкладчику по его требованию до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов, выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов.

В случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо суммы вклада, внесенного на иных условиях возврата — по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

Договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение формы депозитного договора влечет его ничтожность. Письменная форма считается соблюденной не только при подписании сторонами единого документа, но и в том случае, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным вкладчику документом, который отвечает требованиям законодательства, банковским правилам и обычаям делового оборота (ст.

Банк обязан возвратить вкладчику сумму вклада с уплатой обусловленных договором процентов. Проценты представляют собой плату за пользование заемными средствами, предоставленными вкладчиком банку. Их размер обычно устанавливается в договоре. Однако в силу принципа возмездности депозитных отношений проценты подлежат уплате в любом случае, даже если стороны договора не согласовали их размер. В этом случае банк обязан уплатить их в размере, определяемом по тем же правилам, что и в договоре займа. Банк не вправе в одностороннем порядке изменять процентные ставки по вкладу, если иное не установлено федеральным законом или договором с вкладчиком (ст. 838 ГК РФ).

У договора банковского вклада с участием граждан-вкладчиков у банка есть существенная особенность: гражданин-вкладчик, открывший счет в банке, вправе дать последнему поручение о перечислении третьим лицам денежных средств со вклада. Для юридических лиц такая операция прямо запрещена и. 3 ст. 834 ГК РФ. Их права ограничиваются возвратом вклада и получением процентов. Все расчеты юридических лиц происходят на основании заключенного ими договора банковского счета.

Возврат вкладов граждан банком обеспечивается путем осуществляемого в соответствии с законом обязательного страхования вкладов, а в предусмотренных законом случаях и иными способами. Способы обеспечения банком возврата вкладов юридических лиц определяются договором банковского вклада (ст. 840 ГК РФ).

Договор банковского счета консенсуальный, возмездный и двусторонне обязывающий.

Стороны договора — банк и клиент. Банк — организация, получившая лицензию на совершение банковских операций.

В соответствии с существующими банковскими правилами клиентом может быть любое юридическое лицо или гражданин-предприниматель.

При заключении договора банковского счета клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на условиях, согласованных сторонами.

Основное содержание договора — обязанность банка принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Банк обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, соответствующих требованиям, предусмотренным законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами (ст. 845, 846 ГК РФ).

Банк не вправе отказать в открытии счета, совершение соответствующих операций по которому предусмотрено законом, учредительными документами банка и выданным ему разрешением (лицензией), за исключением случаев, когда такой отказ вызван отсутствием у банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускается законом или иными правовыми актами.

Банк вправе использовать имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться этими средствами, и не вправе определять и контролировать использование денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Банк обязан зачислять поступившие на счет клиента денежные средства не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета.

Банк обязан по распоряжению клиента выдавать или перечислять со счета денежные средства клиента не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если иные сроки не предусмотрены законом, изданными в соответствии с ним банковскими правилами или договором банковского счета (ст. 849 ГК РФ).

Если иное не предусмотрено договором банковского счета, за пользование денежными средствами, находящимися на счете клиента, банк уплачивает проценты, сумма которых зачисляется на счет (ст. 852 ГК РФ).

Обязанности клиента — соблюдать правила, предусмотренные банковскими правилами и договором, в том числе оплачивать услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете.

Договор финансирования под уступку денежного требования — это соглашение, в силу которого одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК РФ).

Договор финансирования под уступку денежного требования до принятия Гражданского кодекса был неизвестен российскому законодательству, хотя в международном
предпринимательском обороте применялся и применяется широко как отношения факторинга. Сущность данного договора заключается в своеобразном «обмене» исполняемого в будущем денежного требования на денежные средства. С экономической стороны факторинг освобождает коммерсанта от ожидания платы за товары (работы, услуги) от покупателя. Незамедлительно получив денежные средства от финансового агента (фактора), клиент передает ему свое требование к покупателю, а денежные средства фактора включает в собственный экономический оборот, освобождая себя от ожидания расчетов от должника. Кроме того, финансовый агент может вести для клиента бухгалтерский учет и оказывать иные сопутствующие финансовые услуги.

Уступка денежного требования как таковая известна российскому гражданскому праву как цессия. В отношениях финансирования под уступку денежного требования цессия сочетается с кредитованием и по этой причине занимает соответствующее место в Гражданском кодексе. К форме договора факторинга применяются общие правила об уступке требования (ст. 398).

Формулировка закона об обязанности финансового агента в отношении передачи денежных средств — «передает или обязуется передать» обусловливает возможность как реальности, так и консенсуалъности этого договора. Кроме того, договор финансирования под уступку денежного требования может быть: — возмездным; — двусторонним.

Сторонами в договоре финансирования под уступку денежного требования являются: лицо, уступающее денежное требование, называется клиентом (кредитором), а лицо, принимающее требование и передающее взамен денежные средства, — финансовый агент, также называемый фактором. Закон предъявляет особые требования только к финансовому агенту. В качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.

Правила о форме договора финансирования под уступку денежного требования подчиняются общим требованиям, предъявляемым к форме сделок.

Предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть действительным, также четко и однозначно определено. Уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. Если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное, последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается.

Должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

Гражданский кодекс предусматривает, что вместе с денежным требованием финансовый агент получает не только возможность дополнительных доходов от должника, но и риски не полностью получить из денежного требования собственных затрат на приобретение денежного требования. Кроме того, должник вправе произвести зачет своих денежных требований, основанных на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту (ст. 830, 831 ГК РФ).

Клиент, как правило, несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, выступающего предметом уступки, но не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки (ст. 827 ГК РФ).

Договоры в финансово кредитной сфере

договор на разницу — ДР Финансовый договор, в соответствии с которым разница между согласованной фиксированной ценой актива и его преобладающей рыночной ценой периодически кредитуется в пользу контрагента в денежной форме. Поскольку перевод основной суммы не… … Справочник технического переводчика

ДОГОВОР ФАКТОРИНГА — ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ; ДОГОВОР ФАКТОРИНГА договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне(клиенту)денежные средства в счет денежного требования… … Энциклопедия юриста

ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ — (договор факторинга) договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне(клиенту)денежные средства в счет денежного требования клиента(кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из… … Энциклопедия юриста

Договор лизинга — договор, определяющий взаимоотношения лизингодателя и лизингополучателя. В договоре лизинга обязательно указываются сроки, условия внесения арендной платы и обязательства лизингополучателя. Условием договора лизинга является установление… … Финансовый словарь

ДОГОВОР ЛИЗИНГА — ДОГОВОР ФИНАНСОВОЙ АРЕНДЫ; ДОГОВОР ЛИЗИНГА (англ. to lease брать в аренду) гражданско правовой договор, по которому арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество у… … Энциклопедия юриста

ДОГОВОР — (treaty) 1. Любое формальное соглашение между странами. Торговый договор (commercial treaty) регулирует торговлю между подписавшими его сторонами. 2. Операция продажи, которая производится по соглашению между сторонами (по частному договору (by… … Финансовый словарь

договор финансирования под уступку денежного требования — договор, по которому одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом… … Большой юридический словарь

Договор займа — договор, согласно которому заемщик получает от заимодавца в собственность или в оперативное управление деньги либо товары, а через определенный срок обязан вернуть равную сумму денег или товары эквивалентной значимости и ценности. Взимание… … Финансовый словарь

Финансовый инструмент — ценная бумага или производный финансовый инструмент. Источник: Федеральный закон от 22.04.1996 N 39 ФЗ (ред. от 28.07.2012) О рынке ценных бумаг . Финансовый инструмент это договор, в результате которого возникает финансовый актив у одного… … Официальная терминология

Финансовый контроль в строительстве — Финансовый контроль Контроль Виды финансового контроля Государственный контроль В … Википедия

§4. Кредитно-финансовые договоры. Договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга)

В настоящее время действуют Федеральный закон от 4 января 1998 г. «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (в который был переименован закон РФ от 27 ноября 1992 г. «О страховании»), в редакции Закона от 17 декабря 2003 г. №172-ФЗ, вступившего в силу с 17 января 2004 г. (РГ, 17 декабря 2003 г.), законов от 21 июля 2004 г. № 57-ФЗ и от 21 июля 2005 г. № 104-ФЗ (РГ, 15 августа 2005 г.); Федеральный закон от 28 июня 1991 г. «О медицинском страховании граждан Российской Федерации», ряд указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ и нормативных правовых актов Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью (Росстрахнадзора) а также других органов, например Типовые правила обязательного медицинского страхо- вания граждан, утвержденные директором Федерального фонда ОМС 3 октября 2003 г., рег. № 5359 от 24 декабря 2003 г. (РГ, 31 декабря 2003 г.).

Страхование как правовой институт порождено необходимостью преодоления или минимизации неблагоприятных имущественных последствий проявлений стихийных сил природы, или техногенных факторов (аварий, поломок), или действий правонарушителей. Одновременно страхование, приведя к концентрации в руках страховщиков больших денежных сумм, позволяет им заниматься предпринимательством в рамках различных кредитно-финансовых сделок. Этим объясняется включение страховых договорных обязательств в сферу договоров на оказание кредитно-финансовых услуг.

Различают страхование добровольное и обязательное. Добровольное страхование осуществляется на основании договоров, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком). В свою очередь страхование по его объекту делится на имущественное и личное. При этом договор личного страхования является публичным.

Так, Приказом Федеральной службы охраны РФ от 15 июня 2005 г. № 2 33 (рег. № 6826 от 25 июля 2005 г.) утверждена Инструкция об организации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Федеральных органов государственной охраны и граждан, призванных на военные сборы (РГ, 28 июля 2005 г.). С 1 июля 2003 г. вступил в силу (в основном) Закон от 25 апреля 2002 г. №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции Закона от 21 июня 2003 г. №32-ФЗ (РГ, 7 мая 2002 г.; 25 июня 2003 г.). На основе данного закона постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. №263 утверждены Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (РГ, 13 мая 2003 г. — вступили в силу с 1 июля 2003 г.). Некоторые виды страхования могут быть как добровольными, так и обязательными. Один из них — медицинское страхование. Однако независимо от характера страхования — добровольного или обязательного — оно всегда оформляется договором (п. 1 ст. 936 ГК). Различаются только участники, существенные условия конкретных страховых правоотношений и источники страховых взносов.

По договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу (выгодоприобретателю) причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (т.е. выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором страховой суммы.

Среди элементов договора страхования важное значение имеет статус его сторон, порядок определения страховой суммы, страховой премии и страховых взносов.

Страхователями и выгодоприобретателями по договору могут быть любые физические и юридические лица. В качестве же страховщиков договоры страхования могут заключать только юридические лица, имеющие лицензии на осуществление соответствующего вида страхования. Требования, которым должны отвечать страховые организации, порядок лицензирования их деятельности и осуществления государственного надзора за этой деятельностью определяются законом «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

Закон допускает возможность замены застрахованного лица (ст. 955 ГК) и выгодоприобретателя (ст. 956 ГК),

Страховая сумма, т.е. сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования, определяется соглашением сторон. При страховании имущества или предпринимательского риска страховая сумма по общему правилу не должна превышать их действительную стоимость (страховую стоимость). Такой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования; для предпринимательского риска потенциальные убытки от предпринимательской деятельности, которые страхователь понес бы при наступлении страхового случая.

Под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь или выгодоприобретатель обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, установленные договором страхования. При определении размера страховой премии страховщик вправе применять разработанные им страховые тарифы. В определенных случаях должны применяться также тарифы, установленные или регулируемые органами государственного страхового надзора. При внесении страховой премии в рассрочку страхователь в установленные договором сроки уплачивает страховые взносы.

По договору имущественного страхования могут быть застрахованы различные имущественные интересы. Один из них — риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (ст. 930 ГК). Сравнительно новым объектом имущественного страхования является страхование гражданской ответственности за причинение вреда. По договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного потенциального ответчика, названного в договоре страхования (п. 1, 2 ст. 931 ГК). Особо выделяется в законе страхование ответственности по договору. По договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя (п. 1, 2 ст. 932 ГК).

Аналогичным образом по договору страхования предпринимательского риска (ст. 933 ГК) может быть застрахован такой риск только самого страхователя и только в его пользу. Если подобный договор заключается в пользу лица, не являющегося страхователем, он все равно считается заключенным в пользу страхователя.

Ст. 928 ГК запрещает страхование некоторых интересов. Не допускается страхование: любых противоправных интересов; убытков от участия в играх, лотереях и пари, а также расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников. Условия договоров страхования, противоречащие этим запретам, ничтожны.

По договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события, т.е. страхового случая.

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор. В случае смерти застрахованного лица при отсутствии указания в договоре на другого выгодоприобретателя выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Договор страхования заключается только в письменной форме. Ее несоблюдение обычно влечет недействительность договора. Договор заключается путем составления одного документа либо вручения страховщиком страхователю страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком. По отдельным видам страхования страховщики могут применять разработанные ими или объединением страховщиков стандартные формы страхового полиса, что по существу превращает договор страхования в договор присоединения (ст. 428 ГК). Систематическое страхование разных партий однородных товаров или грузов на сходных условиях в течение определенного срока может по взаимному согласию страхователя и страховщика осуществляться на основании одного договора страхования, именуемого генеральным полисом.

Гражданский кодекс дает перечень существенных условий договоров как имущественного, так и личного страхования. П. 1 ст. 942 ГК дает характеристику объекта договора имущественного страхования. Страхователь и страховщик должны достичь соглашения об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования. Кроме того, ГК называет три других существенных условия, касающихся: характера события, на случай наступления которого осуществляется страхование (т.е. страхового случая); размера страховой суммы и срока действия договора.

При заключении договора личного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение: о застрахованном лице, о характере страхового случая, размере страховой суммы и сроке действия договора. Таким образом, существенные условия договоров имущественного и личного страхования различаются только объектами страхования. При этом условия договора страхования могут определяться в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком или объединением страховщиков. Принятие страхователем правил страхования по существу превращает договор страхования в типичный договор присоединения согласно ст. 428 ГК.

Специфика договора страхования состоит в своеобразных обязанностях и правах сторон. Так, страхователь обязан при заключении договора сообщить страховщику известные ему обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику, например, о скрытых недостатках страхуемого имущества или состоянии здоровья гражданина-страхователя.

Страховщик также обязан соблюдать тайну страхования. Он не вправе разглашать полученные им в результате своей профессиональной деятельности сведения о страхователе, застрахованном лице и выгодоприобретателе, состоянии их здоровья, а также об имущественном положении этих лиц.

Одновременно страховщик, заключая договор, вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. Если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости, он вправе оспорить указанную в договоре страховую стоимость имущества. Если указанная в договоре страховая сумма превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той ее части, которая превышает страховую стоимость. При заключении договора личного страхования страховщик вправе провести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья.

По общему правилу договор страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса (п. 1 ст. 957), т.е. является реальным договором. Договор может быть досрочно прекращен вследствие отпадения самой возможности наступления страхового случая по причине, к примеру, прекращения предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск (п. 1ст. 958). При увеличении страхового риска страховщик вправе потребовать изменения условий договора или уплаты дополнительной страховой премии (п. 2 ст. 959). При переходе прав на застрахованное имущество к другому лицу к нему, как правило, переходят также права и обязанности по договору страхования (п. 1 ст. 960).

Страхователь по договору имущественного страхования обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Это касается и страхователя по договору личного страхования, если страховым случаем является смерть застрахованного или причинение вреда его здоровью (ст. 961). При наступлении страхового случая, предусмотренного договором имущественного страхования, страхователь обязан принять разумные и доступные ему меры для уменьшения возможных убытков (п. 1 ст. 962). Страховщик обычно освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил в результате умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица (ст. 963).

В практическом плане весьма важными являются последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Они выражаются в освобождении по общему правилу страховщика от выплаты страхового возмещения или страховой суммы. Такие же последствия в предусмотренных законом случаях может повлечь также грубая неосторожность страхователя или выгодоприобретателя (п. 1 ст. 963).

Не менее важны и основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы. Обычно страховщик освобождается в случаях, когда страховой случай наступает вследствие событий чрезвычайного характера (воздействия ядерного взрыва, военных действий, маневров, гражданской войны и т.п.), а также возникновения убытков в рамках договора имущественного страхования вследствие конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов (ст. 964).

Одним из правил, впервые включенных в ГК под названием суброгации, является переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба. По общему правилу к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, от- ветственному за убытки, возмещенные в результате страхования (п. 1 ст. 965 ГК). Суброгация является своеобразной разновидностью цессии.

Отдельные виды страхования. ГК предусматривает возможность неполного (ст. 949), дополнительного (ст. 950), двойного (п. 4 ст. 951) имущественного страхования, а также страхования имущества и предпринимательского риска от разных страховых рисков (ст. 952). Из видов страхования, выделяемых по числу страховщиков, целям страхования и страхованию на основе членства, следует отметить такие виды как сострахование, перестрахование и взаимное страхование.

Сострахованием признается страхование объекта по одному договору совместно несколькими страховщиками (ст. 953 ГК). По общему правилу если в таком договоре не определены права и обязанности каждого из страховщиков, они солидарно отвечают перед страхователем (выгодоприобретателем) за выплату страхового возмещения или страховой суммы.

Это интересно:  Банк хочет расторгнуть кредитный договор что делать 2019 год

Перестрахование имеет целью страхование риска выплаты страхового возмещения или страховой суммы страховщиком по договору у другого страховщика-перестраховщика (п. 1 ст. 967 ГК). При этом страховщик по основному договору страхования, заключивший договор перестрахования, в этом последнем договоре считается уже страхователем. Поскольку договор перестрахования может быть заключен совместно несколькими страховщиками, можно говорить о состраховом перестраховании. Кроме того, после выплаты несколькими перестраховщиками страхового возмещения к ним переходит право требования, которое страхователь (основной страховщик или основные страховщики при состраховании) имел бы к лицу ответственному за убытки, возмещенные в результате перестрахования. Иными словами, возможна суброгация при состраховом перестраховании.

Взаимное страхование осуществляется гражданами и юридическими лицами на взаимной основе путем объединения в обществах взаимного страхования необходимых для этого средств. Это страхование происходит, как правило, непосредственно на основании членства. Общества взаимного страхования являются некоммерческими организациями, действующими в соответствии с ГК и законом о взаимном страховании (ст. 968 ГК).

Кредитно-финансовый характер наиболее заметно проявляется в договорах займа, кредитных договорах, в договоре финансирования под уступку денежного требования (договоре факторинга) и в договоре банковского вклада.

По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Займодавцем и заемщиком по договору займа могут быть как юридические, так и физические лица. Предметом договора выступают (помимо денег) только вещи, определенные родовыми признаками, в отличие от договоры ссуды, по которому ссудополучателю передаются лишь индивидуально определенные вещи (ст. 689 ГК). Кроме того, деньги и вещи по договору займа передаются в собственность заемщика, а не во временное пользование — как по договору ссуды.

Разумеется, передача денег в собственность заемщика в данном случае не предполагает возврат займодавцу тех же самых денежных знаков, поскольку сумма займа обычно имеет обезличенный характер.

Договор займа — односторонний (простой), реальный и, как правило, возмездный. По данному договору у займодавца имеется только право — требовать от заемщика возврата денег или вещей, а у заемщика — только обязанность возвратить деньги или вещи. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

По общему правилу займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства или месте нахождения займодавца ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его части. Вместе с тем договор займа предполагается беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное, в случаях, когда: заемщику передаются не деньги, а другие вещи; договор заключен между гражданами на сумму не свыше пятидесятикратного минимального размера оплаты труда и ни одна из сторон не занимается предпринимательской деятельностью.

Форма договора займа должна соответствовать общим требованиям к форме сделок (ст. 161 ГК). По общему правилу это письменная форма, кроме договора займа между гражданами, сумма которого не превышает десятикратного минимального размера оплаты труда. Допускается упрощенная письменная форма — расписка заемщика, иной документ (вексель, облигация и т.п.). Важно лишь, чтобы этот документ удостоверял факт передачи займодавцем заемщику денег или других вещей. Заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности. Он может приводить любые доказательства в подтверждение того, что деньги или другие вещи либо не были получены от займо- давца либо были получены в меньшем количестве. Однако если договор должен быть совершен в письменной форме, то его оспаривание по безденежности как правило не допускается. Исключение составляют лишь случаи заключения договора под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодав- цем или стечения тяжелых обстоятельств (п. 2 ст. 812 ГК).

Основной обязанностью заемщика, получившего денежную сумму, является возврат займодавцу этой суммы в срок и в порядке, предусмотренные договором. При невозврате в срок суммы займа на нее подлежат уплате проценты (п. 1 ст. 395 ГК). При возврате займа в рассрочку нарушение срока возврата очередной части дает займодавцу право требовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с процентами. ГК предусматривает несколько видов договора займа, различающихся целями займа, его формой и статусом заемщика. Если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных доходов на определенные цели, такой заем именуется целевым. Заемщик по этому договору обязан обеспечить заимодавцу возможность контроля целевого использования суммы займа.

По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Займодавцем по кредитному договору может выступать только банк или иная кредитная организация. Предметом договора служат только деньги. Кредитный договор всегда является возмездным, и он должен всегда заключаться в письменной форме. Ее несоблюдение влечет ничтожность кредитного договора.

По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад) обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Действующий ГК ужесточил правила о банковских вкладах. Право на привлечение денежных средств во вклады имеют только банки, получившие на это лицензии. Принятие вклада от гражданина лицом, не имеющим на это право, или с нарушением банковских правил дает вкладчику право потребовать немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов по правилам ст. 395 ГК и возмещения всех причиненных вкладчику убытков. Заключенный указанным лицом договор с юридическим лицом является недействительным.

В связи с имевшими место в последние годы злоупотреблениями с денежными вкладами граждан и юридических лиц отмеченные последствия применяются в случаях: привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным, а также привлечения средств граждан во вклады под векселя или иные ценные бумаги, исключающие получение их держателями вклада по первому требованию.

Форма договора банковского вклада может быть только письменной. Внесение вклада гражданином оформляется именной или предъявительской сберегательной книжкой (ст. 843 ГК) или сберегательным сертификатом (ст. 844 ГК), а юридическим лицом — депозитным сертификатом, являющимися ценными бумагами. Сертификаты также могут быть предъявительскими или именными (ст. 844 ГК).

Виды вкладов. Различают вклады до востребования и срочные вклады, т.е. вклады, вносимые на условиях возврата по истечении определенного договором срока. При этом банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика по обоим этим видам вкладов. Разумеется вкладчик по срочному вкладу может в таком случае не получить процент по вкладу, на который он мог изначально рассчитывать.

Проценты на вклад выплачиваются банком вкладчику в размере, определяемом договором или (при отсутствии в договоре условия о размере) в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК. По общему правилу банк вправе уменьшать размер процентов, выплачиваемых лишь на вклады до востребования (но не срочные и иные вклады). Иное, в отношении граждан-вкладчиков, в силу п. 3 ст. 838 ГК, может быть установлено только законом. Поэтому судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала незаконным уменьшение одним из отделений Сбербанка РФ процента по срочному вкладу гражданина, хотя такая возможность и допускалась договором банковского вклада. Поскольку договор был заключен после 1 марта 1996 г., т.е. после введения в действие ч. 2 ГК, это условие договора не имело юридической силы275. В случае досрочного возврата вкладчику срочного вклада проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов по вкладам до востребования (п. 3 ст. 837, п. 3 ст. 844. ГК).

Проценты на сумму банковского вклада начисляются со дня, следующего за днем ее поступления в банк, до дня, предшествующего ее возврату вкладчику либо ее списанию со счета вкладчика по иным основаниям (п. 1 ст. 839 ГК). Банки обязаны обеспечивать возврат вкладов гражданам как правило путем обязательного страхования (п. 1 ст. 840 ГК).

К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, обычно применяются правила о договоре банковского счета, закрепленные в главе 45 (ст.

Новым для российского гражданского права и сугубо предпринимательским является договор финансирования под уступку денежного требования, именуемый нередко на иностранный манер договором факторинга. Этот договор, давно применяемый в зарубежных странах, имеет перспективы широкого применения в России в условиях свободного рынка товаров, работ и услуг276. Факторинг — это разновидность посреднической деятельности, при которой фирма-посредник за определенную плату получает от предприятия право взыскивать причитающиеся ему от покупателей или других должников денежные суммы. Одновременно посредник кредитует оборотный капитал клиента и принимает на себя его кредитный и валютный риски (см. Орехов С.А., Афонин В.В. Факторинг: Организационно-правовой аспект. М., 2000. С. 70).

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

В развитых правопорядках факторинг нередко служит формой скупки чужих долгов, а также обеспечением исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом. Кроме того, при регулярных факторинговых сделках финансовый агент (фактор) обычно осуществляет ведение для клиента бухгалтерского учета и оказывает ему (в конечном счете — и в своих интересах) другие финансовые услуги. Эти функции договора факторинга в настоящее время регламентированы ст. 824 ГК. Более того, в целях нейтрализации попыток некоторых предпринимателей блокировать факторинг ст. 828 ГК устанавливает принцип недействительности его запрета (даже по соглашению сторон).

Таким образом, в предмет договора финансирования под уступку денежного требования включаются: 1)

действия финансового агента по передаче денежных средств клиенту; 2)

действия клиента, связанные с уступкой денежного требования; 3)

дополнительные услуги, оказываемые финансовым агентом клиенту, и 4)

уступаемое денежное требование (см.: Ярошевич И.А. Гражданско-правовое регулирование договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга). Автореферат канд. дисс. Волгоград. 2000. С. 17).

Наряду с национальными нормами о факторинге ряд зарубежных стран принял 28 мая 1988 г. в Оттаве (Канада) Конвенцию о международном факторинге. Ее подписали 14 государств, однако ратифицировали только 3 (Франция, Италия и Нигерия). Она вступила в силу для этих стран с 1 мая 1995 г. Россия эту конвенцию не подписывала.

Прежде всего в качестве финансового агента (фактора — по зарубежной терминологии) может выступать не любое лицо, а лишь банк, иная кредитная организация, а также другая коммерческая организация, имеющая лицензию на осуществление такого вида предпринимательской деятельности (ст. 852 ГК). Предпринимательским статусом должен обладать и клиент. В настоящее время факторинг стал одной из наиболее распространенных посреднических услуг коммерческих банков (см. Банки и банковские операции. Учебник. Под ред. Е.Ф. Жукова. М., 1997. С. 248).

Своеобразен также предмет цессии, осуществляемой в рамках договора факторинга. Соглашение о финансировании может быть связано как с денежным требованием, срок платежа, по которому уже наступил (например, товары отгружены, объект построен и принят заказчиком), так и с правом на получение денежных средств, которое возникнет в будущем. Однако в последнем случае уступленное будущее требование считается перешедшим к финансовому агенту лишь после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, являющихся предметом цессии. Фактически в рамках факторинга имеет место покупка финансовым агентом дебиторской задолженности клиента или его платежных требований к контрагентам по различным договорам в обмен на предоставление кредита.

Как в любой цессии (ст. 390 ГК), клиент по общему правилу несет перед финансовым агентом ответственность лишь за действительность уступаемого денежного требования, но не за его неисполнение или ненадлежащее исполнение должником, например за выплату суммы, меньшей по сравнению с той, за которую агент приобрел требование (п. 1 ст. 831 ГК). Иное должно быть предусмотрено договором. Иначе говоря, в случае неудовлетворения должником приобретенного финансовым агентом денежного требования право последнего потребовать весь платеж или его часть с клиента (так называемый «оборотный факторинг») должно быть специально согласовано договором между клиентом и финансовым агентом (п. 3 ст. 827 ГК).

Иначе дело обстоит в случае, когда уступка денежного требования финансовому агенту произведена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента. В этом случае по общему правилу, во-первых, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Во-вторых, при получении финансовым агентом от должника денежной суммы, меньшей по сравнению с суммой долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент отвечает перед последним за остаток долга (п. 2 ст. 831 ГК).

Уступка требования обычно производится без согласия должника, но с его письменным уведомлением. В противном случае исполнение должником своего обязательства в адрес цедента признается надлежащим, и все проистекающие из этого убытки (например расходы по переадресовке груза, отзыву и новому перечислению денежных сумм) ложатся на цессионария (п. 3 ст. 382 ГК). В рамках факторинга данные общие правила о цессии также приобретают заметные новые черты. Условием платежа долга должником финансовому агенту является получение должником от клиента (цедента) либо от финансового агента (цессионария) письменного уведомления об уступке и необходимой информации как об уступленном требовании, так и о финансовом агенте.

В то же время закон (п. 2 ст. 830 ГК) обязывает финансового агента по просьбе должника в разумный срок представить последнему доказательства достоверности уступки денежного требования. Невыполнение этой обязанности дает должнику право произвести по данному требованию платеж клиенту, т.е. первоначальному кредитору (цеденту).

На базе сравнения цессии и факторинга обычно отмечаются следующие различия между ними: Уступка требования (цессия) Договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга) Передача принадлежащих кредитору прав может быть совершена как по сделке (уступка требования), так и на основании закона (п. 1 ст. 382, ст. 387 ГК) Обязательства имеют договорный характер, т.е. возникают исключительно из договора (п. 1 ст. 842 ГК) Предметом цессии является непосредственно передача права (требования) (п. 1 ст. 382 ГК) Предметом факторинга является финансирование (кредитование) одного лица другим в счет передачи последнему денежного требования этого лица к третьей стороне(п. 1 ст. 824 ГК) Уступается только право (требование) (п. 1 ст. 382 ГК) Наряду с уступкой требования сторонами совершается ряд действий, непосредственно с ней не связанных (п. 2 ст. 824 ГК) Денежные средства передаются новым кредитором первоначальному кредитору в оплату приобретенного имущественного права (если цессия является возмездной) (п. 1 ст. 382 ГК) Иная последовательность совершаемых действий: наоборот, денежное требование либо уступается в обмен на передаваемые денежные средства либо передается в качестве средства обеспечения исполнения обязательств по другому договору (п. 1 ст. 824 ГК) Уступаемое требование может иметь любой характер (п. 1 ст. 382 ГК) Уступаемое требование должно быть только денежным (п. 1 ст. 824 ГК) Уступается право, которое в момент заключения сделки о его уступке уже принадлежит кредитору на основании обязательства (п. 1 ст. 382 ГК) Предусмотрена возможность уступки права на получение денежных средств, которое уже существует в настоящем либо возникает в будущем времени (п. 1 ст. 824 ГК) Участниками могут быть любые лица (п. 1 ст. 382 ГК) Финансовым агентом (одной из сторон договора факторинга) обязательно должен быть банк, иная кредитная организация либо коммерческая организация, имеющая лицензию на осуществление деятельности такого типа (ст. 825 ГК) Для перехода прав кредитора к другому лицу согласие должника не требуется, если иное не установлено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК) Передача денежных требования на условиях финансирования никогда не требует согласия должника, поскольку запрет либо ограничения на уступку требования изначально признается недействительным (п. 1 ст. 828 ГК) Должник вправе выдвигать против своего нового кредитора все требования, которые возникли у него по отношению к своему первоначальному кредитору к тому моменту, когда он узнал об уступке права (ст. 386 ГК) Должник вправе выдвигать против своего нового кредитора (банка) только денежное требование (п. 1 ст. 832 ГК)

Из договорных обязательств, играющих важную роль в предпринимательской деятельности, необходимо отметить обязательства, возникающие из договора банковского счета и расчетных правоотношений.

Права и обязанности участников правоотношений, связанных с банковским счетом, распределяются по стадиям заключения договора и пользования счетом на базе заключенного договора. Банк обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком правомерных условиях. Он не вправе отказать в открытии счета, если совершение операций по нему предусмотрено законом, учредительными документами банка и выданной ему лицензией. Исключения должны допускаться законом, иными правовыми актами либо мотивироваться отсутствием у банка возможности принять клиента на банковское обслуживание.

После открытия счета банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства клиента. Однако он должен гарантировать право клиента беспрепятственно распоряжаться этими средствами. Банк не вправе также определять и контролировать направления использования денежных средств клиента. Банк прежде всего обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, банковскими правилами и обычаями делового оборота.

Большое практическое значение имеют основания списания денежных средств со счета. Главными из них являются для банка распоряжения клиента. Без распоряжения клиента списание допускается, как правило, по решению суда. Особую остроту и даже скандальный характер в последнее время приобрела очередность списания денежных средств со счета, регламентируемая ст. 855 ГК.

Различают календарную очередность списания и очередность, установленную ст. 855 ГК. Календарная очередность применяется при наличии на счете денежных средств, сумма которых достаточна для удовлетворения всех требований, предъявленных к счету. В этом случае списание средств со счета осуществляется в порядке поступления распоряжений клиента и других документов на списание.

Очередность списания при недостаточности денежных средств на счете

определяет ст. 855 ГК. Ее первоначальная редакция была изменена и дополнена Федеральными законами от 12 августа 1996 г. №110-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в пункт 2 статьи 855 Гражданского Кодекса Российской Федерации» и от 24 октября 1997 г. №133-ФЗ «О внесении изменения и дополнения в пункт 2 статьи 855 Гражданского Кодекса Российской Федерации»279.

После внесения изменений и дополнений в п. 2 ст. 855 ГК в 1996 г. имели место действия ряда федеральных министерств и ведомств (Минфина, Минэкономики, Госналогслужбы РФ) и Центрального банка РФ, которые были подвергнуты критике Госдумой Федерального Собрания РФ. Своим Постановлением от 11 октября 1996 г. №683 — II ГД «О факте грубого неисполнения статьи 855 Гражданского Кодекса Российской Федера- ции»280 Госдума признала письмо указанных министерств и ведомств от 22 августа 1996 г., зарегистрированное Минюстом РФ 27 августа 1996 г. №1154, «не соответствующим Гражданскому кодексу Российской Федерации». Госдума постановила также «рассматривать действия названных ведомств по изданию указанного письма, а также отказ отозвать его как грубое неисполнение Гражданского Кодекса Российской Федерации в части установленной очередности списания денежных средств с банковского счета».

Одновременно Госдума приняла Постановление от 11 октября 1996 г. №682 — II ГД «О порядке применения пункта 2 ст. 855 Гражданского кодекса Российской Федерации»281, которым разъяснила, что «при недостаточности денежных средств на счете клиента для удовлетворения всех предъявленных к нему требований банки обязаны производить списание денежных средств в порядке очередности, установленной п. 2 ст. 855 Гражданского Кодекса Российской Федерации». По запросу Президента РФ это постановление Госдумы постановлением Конституционного Суда РФ от 17 ноября 1997 г. №17-п было признано не соответствующим Конституции Российской Федерации282. В связи с запросом Президиума Верховного Суда РФ Конституционный суд РФ вновь рассмотрел вопрос о конституционности пункта 2 ст. 855 ГК и принял по нему постановление от 23 декабря 1997 г. №21-п283. В первоначальной редакции п. 2 ст. 855 ГК, отмечается в постановлении, законодателем была выдержана определенная логика, в соответствии с которой прежде всего необходимо осуществлять списание по требованиям кредиторов клиента, носящим бесспорный характер, который подтвержден судебными решениями либо вытекает из норм, установленных специальными законами, в частности, законами о налогах, а затем производится списание по другим платежным документам в порядке календарной очередности. Таким образом, приоритет отдавался основанным на исполнительных документах требованиям граждан, нуждающихся в особой правовой защите, — о выплате возмещения за вред, причиненный жизни или здоровью, либо алиментов, а также подтвержденным исполнительными документами требованиям работающих по трудовому договору (контракту) и требованиям о выплате вознаграждения по авторским договорам.

Следующими по значимости признавались требования, также носящие бесспорный характер, однако в отличие от названных это были требования государства как кредитора в налоговом обязательстве. При этом, по смыслу нормы, предполагалось списание только сумм налогов и платежей во внебюджетные фонды, не уплаченных в установленные законом сроки (т.е. недоимок), которое производится по решениям налоговых органов, а не перечисление соответствующих сумм по инициативе налогоплательщика.

Иное истолкование приводило бы к приоритету добровольных перечислений по налогам, срок уплаты которых еще не истек, перед списанием денежных средств по исполнительным документам других кредиторов должника, предусмотренным в абзаце пятом первоначальной (соответственно в абзаце шестом действующей) редакции п. 2 ст. 855 ГК. Списание со счета клиента банка неуплаченного налога, так же как и списание денежных средств по исполнительным документам, в отличие от добровольных перечислений налоговых платежей, является обязательным.

Федеральные законы от 12 августа 1996 г. и от 24 октября 1997 г. дополнили п. 2 ст. 855 ГК новым положением (третья очередь списания — абз. 4), в соответствии с которым приоритетное значение перед списанием со счета клиента банка денежных средств в погашение недоимок по налоговым платежам приобрели перечисления или выдача по платежным документам самого владельца счета денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту), а также по отчислениям в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и фонды обязательного медицинского страхования.

Из других норм ГК о договоре банковского счета необходимо отметить правила об ответственности банка за ненадлежащее совершение операций по счету в форме уплаты процентов согласно ст. 395 ГК на сумму денежных средств, к примеру несвоевременно зачисленных на счет клиента либо необоснованно списанных с его счета. Немаловажны и нормы о гарантировании банком тайны как банковского счета, так и банковского вклада клиента, операций по счету и сведений о клиенте, т.е. нормы о банковской тайне (ст. 857 ГК). Кроме того, в связи с проблемой ликвидации задолженности многих юридических лиц по налогам весьма актуальной стала норма ст. 858 ГК, в силу которой ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на эти средства или приостановления операций по счету в предусмотренных законом случаях. Такие случаи нередко связаны с недоимками по налогам.

С услугами по открытию банковского счета и проведению операций по счету органически связаны расчетные правоотношения. Денежные расчеты производятся наличными деньгами и в безналичном порядке. Расчеты с участием граждан, не связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, могут производиться наличными деньгами без ограничения суммы или в безналичном порядке. Напротив, расчеты между юридическими лицами, а также расчеты с участием граждан- предпринимателей производятся как правило в безналичном порядке, хотя допускаются и расчеты наличными деньгами, если иное не предусмотрено законом. Обычно безналичные расчеты осуществляются через банки, иные кредитные организации (далее — банки), в которых открыты соответствующие счета.

Перечень основных форм безналичных расчетов, которые вправе избрать стороны по договору, содержится в ст. 862 ГК. Это расчеты платежными поручениями, по аккредитиву, чеками и расчеты по инкассо. Другие формы могут предусматриваться законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. В настоящее время важное значение в расчетных правоотношениях имеют законы «О банках и банковской деятельности», «О Центральном банке РФ», а также Положение о безналичных расчетах в РФ (приложение к письму Центрального Банка РФ от 9 июля 1992 г. №14).

При расчетах платежными поручениями (банковскими переводами) банк обязуется по поручению плательщика (например покупателя товара) за счет средств, находящихся на его счете, перевести определенную денежную сумму на счет указанного плательщиком лица (поставщика товара) в этом или ином банке как правило в срок, преду- смотренный законом или установленный в соответствии с ним. Содержание и форма как платежного поручения, так и представляемых вместе с ним платежных документов должны строго соответствовать закону и банковским правилам.

В отличие от расчетов платежными поручениями при расчетах по аккредитиву плательщик обособляет часть денежных средств для расчетов с получателем. В дореформенный период перевод на аккредитивную форму расчетов применялся в качестве одной из санкций в отношении плательщиков, систематически нарушавших свои обязанности по платежам.

Различают покрытый (депонированный) и непокрытый (гарантированный), от- зывный, безотзывный и подтвержденный аккредитивы.

Суть покрытого (депонированного) аккредитива заключается в перечислении банком-эмитентом суммы аккредитива (покрытия) за счет плательщика или предоставленного ему кредита в распоряжение исполняющего банка на весь срок действия аккредитива. За счет этих средств осуществляются расчеты с их получателем. В случае открытия непокрытого (гарантированного) аккредитива сумма аккредитива не перечисляется исполняющему банку, но ему предоставляется право списывать всю сумму аккредитива с ведущегося у него счета банка-эмитента. Обычно данный вид аккредитива используется при наличии между банком-эмитентом и исполняющим банком корреспондентских отношений.

Отзывным признается аккредитив, который может быть изменен или отменен банком-эмитентом без предварительного уведомления получателя средств. Существует презумпция отзывности аккредитива. Аккредитив является отзывным, если в его тексте прямо не установлено иное. Безотзывным признается аккредитив, который не может быть отменен без согласия получателя средств. Подтвержденным аккредитивом является безотзывный аккредитив, подтвержденный по просьбе банка-эмитента исполняющим банком, участвующим в проведении аккредитивной операции. Такой аккредитив не может быть ни изменен, ни отменен без согласия исполняющего банка.

При расчетах по инкассо банк (банк-эмитент) обязуется по поручению клиента осуществлять за счет клиента действия по получению от плательщика платежа и (или) акцепта платежа. Как и при других формах расчетов, банк-эмитент вправе привлекать для выполнения поручения клиента иной (исполняющий) банк. ГК предусматривает также сходные правила о требованиях к документам при исполнении инкассового поручения (ст. 875), а также об ответственности банка-эмитента и исполняющего банка за неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения клиента (п. 3 ст. 847).

Как любая ценная бумага чек должен содержать все необходимые реквизиты: наименование «чек», поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму, наименование плательщика, указание счета и валюты платежа и др. (ст. 878 ГК). Чек оплачивается за счет средств (в том числе депонированных) чекодателя при условии предъявления его к оплате в установленный законом срок.

Права по чеку передаются в порядке, установленном ст. 146 и 880 ГК. Особенности состоят в том, что именной чек вообще не подлежит передаче. В переводном чеке индоссамент на плательщика имеет силу расписки за получение платежа. Платеж по чеку может быть гарантирован полностью или частично посредством аваля, даваемого любым лицом, кроме плательщика. Авалист, оплативший чек, приобретает вытекающие из него права как против того, за кого он дал гарантию, так и против тех, кто обязан перед последним.

ГК подробно регламентирует отношения по инкассированию чека, т.е. его представлению в банк, обслуживающий чекодателя, на инкассо для получения платежа (ст. 882), удостоверению отказа от оплаты чека, в том числе путем совершения нотариусом протеста (ст. 883), извещению чекодержателем своего индоссанта и чекодателя о неоплате чека (ст. 884), а также последствия неоплаты чека (ст. 885). Так, в случае отказа плательщика от оплаты чека чекодержатель вправе по своему выбору предъявить иск к одному, нескольким или ко всем обязанным по чеку лицам (чекодателю, авалистам, индоссантам), несущим перед ним солидарную ответственность.

Договоры займа, кредита и финансирования под уступку денежного требования

Договор займа

1. Понятие договора займа

Договор займа оформляет экономические отношения, единые по своей природе с кредитным договором и договором факторинга (финансирования под уступку денежного требования). Во всех этих ситуациях речь идет о передаче одним участником товарного оборота другому определенного имущества с условием возврата его эквивалента и, как правило, уплаты вознаграждения, т.е. о предоставлении кредита в экономическом смысле. Однако подобно тому, как экономические отношения посредничества оформляются различными гражданско-правовыми договорами, так и кредитные экономические взаимосвязи юридически могут оформляться по-разному: с помощью договора займа денег или вещей (в том числе оформленного ценными бумагами — выдачей векселя или выпуском (эмиссией) облигаций — либо новированием (заменой) долга в денежное обязательство), с помощью кредитного договора (в том числе договора о предоставлении товарного кредита), а также с помощью договора факторинга.

Вместе с тем наличие некоторых общих правил, применимых ко всем перечисленным обязательствам (в виде правил о займе, которые применяются к другим кредитным обязательствам согласно п. 2 ст. 819, ч. 1 ст. 822 и п. 2 ст. 823 ГК), позволяет говорить о существовании общей категории кредитных обязательств, наиболее типичным из которых является обязательство из договора займа. Таким образом, заем представляет собой одну из гражданско-правовых форм кредитования.

По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (абз. 1 п. 1 ст. 807 ГК).

По своей юридической природе договор займа является классической реальной и односторонней сделкой, которая может быть как возмездной (по общему правилу), так и безвозмездной.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей (абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК), из чего следует невозможность понудить заимодавца к выдаче займа, поскольку обещание предоставить заем не имеет юридического значения. Очевидно, что такая традиционная конструкция займа не рассчитана на развитый рыночный оборот (что главным образом и предопределило необходимость появления особого кредитного договора).

Это интересно:  Кредит до 1 года без отказа срочно 2019 год

Сторонами договора займа могут быть любые субъекты гражданского права — дееспособные граждане, юридические лица, публично-правовые образования, являющиеся собственниками своего имущества. Ограничения предусмотрены лишь для учреждений и предприятий как субъектов прав хозяйственного ведения и оперативного управления, имеющих к тому же специальную правоспособность. Учреждения (в том числе государственные органы и органы местного самоуправления) не могут выступать в качестве заимодавцев из-за отсутствия правомочия распоряжения закрепленным за ними имуществом (если только речь не идет о доходах от разрешенной им собственником деятельности), казенные предприятия могут действовать в этой роли лишь с согласия учредителя-собственника, а другие унитарные предприятия — при отсутствии законодательных запретов и ограничений. Бюджетные учреждения не могут быть заемщиками (за исключением случаев их неполного финансирования или задержки финансирования), а унитарные предприятия обязаны регистрировать свои заимствования в соответствующем финансовом органе. В качестве заемщиков они приобретают на переданное им заимодавцами имущество не право собственности, а соответствующее ограниченное вещное право.

Кроме того, недопустимо систематическое выступление в роли заимодавца юридического лица, не являющегося кредитной организацией (хотя бы и в пределах законно имеющихся у него наличных денежных сумм), поскольку деятельность по выдаче кредитов подлежит обязательному лицензированию. Названное ограничение не распространяется на получение от своих коммерческих партнеров векселей в оплату за переданное им имущество, произведенные работы или оказанные услуги, а также на предоставление им в этих случаях отсрочки или рассрочки платежа (являющихся формами коммерческого кредитования). Очевидно, что и отдельные граждане без статуса индивидуальных предпринимателей не могут систематически выступать в качестве заимодавцев в возмездных договорах займа, ибо, по сути, речь в таком случае шла бы о ростовщичестве.

Составляющее предмет займа имущество (движимые вещи) поступает в собственность заемщика, поскольку последний использует его для своих нужд, обычно смешивая с аналогичным собственным имуществом. В этом качестве оно может служить объектом взыскания кредиторов заемщика и отчуждаться последним по своему усмотрению без согласия заимодавца. Заимодавец теряет на это имущество всякие права и может требовать возврата лишь аналогичного, но не того же самого имущества (что отличает заем от аренды и ссуды). Невозможность вернуть заимодавцу те же самые денежные купюры или вещи очевидна, ибо в ином случае исключается их использование заемщиком для собственных нужд. Поэтому предметом договора займа могут быть либо деньги, либо иные движимые вещи, определенные родовыми признаками.

Предметом займа не случайно всегда считались вещи, ибо в обычной ситуации только они способны становиться объектами права собственности. Из этого очевидно, что в данном качестве могут выступать лишь наличные деньги (вещи), а не безналичные денежные средства» (права требования), выступающие предметом иного — кредитного — договора (что прямо следует и из текста действующего закона — см. п. 1 ст. 807 и п. 1 ст. 819 ГК). Поэтому ограничения наличного денежного оборота в отношениях между юридическими лицами также соответствующим образом ограничивают возможности заключения между ними договора займа.

В качестве предмета займа не могут выступать вещи, ограниченные в обороте, если только стороны договора не относятся к числу участников оборота, имеющих разрешение на совершение сделок с такими вещами. Прежде всего, речь идет об иностранной валюте и валютных ценностях (п. 2 ст. 807 ГК), сделки займа которых могут совершаться лишь в случаях и в порядке, предусмотренных валютным законодательством.

Отношения займа предполагаются возмездными, если только их безвозмездный характер прямо не установлен законом или конкретным договором. При отсутствии в договоре займа прямых указаний о размере процентов они определяются ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования), существующей по месту нахождения (или жительства) заимодавца на день уплаты заемщиком суммы долга или его части (п. 1 ст. 809 ГК). Безвозмездными закон считает отношения займа вещей и бытовой заем между гражданами на сумму, не превышающую 50-кратного минимального размера оплаты труда, причем и в этих случаях стороны могут договориться о возмездном характере их отношений (п. 3 ст. 809 ГК).

Договор займа требует простой письменной формы в случаях, когда заимодавцем является юридическое лицо либо сумма этого договора, заключаемого между гражданами, не менее чем в 10 раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законом (п. 1 ст. 808 ГК), что соответствует общим правилам о простой письменной форме сделок (п. 1 ст. 161 ГК). Такой формой в соответствии с законом может являться расписка заемщика или иной документ, подтверждающий передачу заимодавцем заемщику определенной денежной суммы или определенного количества вещей (например, облигация, счет-фактура на товары и т.д.). В остальных случаях договор займа может быть заключен и в устной форме.

Важно иметь в виду, что несоблюдение простой письменной формы само по себе вовсе не влечет недействительность договора займа. В соответствии с п. 1 ст. 162 ГК сторонам в такой ситуации лишь запрещено ссылаться на свидетельские показания в подтверждение договора займа или его условий, т.е. закон ограничивает круг доказательств, предоставляемых сторонами суду в случае спора. При отсутствии спора такой договор предполагается действительным.

2. Содержание и исполнение договора займа

Договор займа является односторонним, так как возлагает обязанность только на заемщика, оставляя заимодавцу право требования (возврата займа, по общему правилу с процентами). Заемщик должен возвратить заимодавцу полученную сумму в срок и в порядке, которые предусмотрены договором.

При отсутствии специальных указаний в договоре о сроке возврата (или его определении моментом востребования) указанная сумма должна быть возвращена в течение 30 дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом (абз. 2 п. 1 ст. 810 ГК), а не в 7-дневный срок, как это предусматривает общее правило абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК, что существенно улучшает положение заемщика, в том числе в бытовых отношениях. Досрочный возврат взятого взаймы имущества допускается лишь в беспроцентном (безвозмездном) займе, а заем, предоставленный под проценты, может быть досрочно возвращен только с согласия заимодавца (п. 2 ст. 810 ГК), поскольку последний лишается в этом случае части своего дохода.

Сумма займа считается возвращенной либо в момент ее фактической передачи заимодавцу (из рук в руки), либо в момент зачисления на его банковский счет (п. 3 ст. 810 ГК). Следовательно, таким моментом нельзя считать, например, списание банком соответствующей суммы со счета плательщика или ее поступление на корреспондентский счет банка, обслуживающего получателя (заимодавца). До наступления указанного обстоятельства сохраняются обязанности заемщика, производится начисление процентов за допущенную им просрочку в возврате суммы долга и т.п. Разумеется, договором стороны вправе определить иной порядок возврата суммы займа (например, считать его возвращенным в момент списания банком суммы долга со счета заемщика).

Проценты по договору займа также могут выплачиваться в любом согласованном сторонами порядке (в том числе и однократно). Однако при отсутствии иного соглашения они должны выплачиваться ежемесячно, причем не до определенного договором срока возврата суммы займа, а до дня ее фактического возврата (п. 2 ст. 809 ГК). Следует также учитывать, что в соответствии со ст. 319 ГК при недостаточности суммы платежа, произведенного должником, основная сумма долга по общему правилу погашается в последнюю очередь (и в силу этого проценты начисляются на невозвращенную сумму до ее полного погашения).

ГК не предусматривает известного ряду зарубежных правопорядков начисления процентов на проценты («сложных процентов») при просрочке уплаты займа. В этом случае по его прямому указанию (п. 1 ст. 811 ГК) лишь «на сумму займа» в качестве санкции за допущенное нарушение дополнительно подлежат уплате повышенные проценты. Иначе говоря, проценты, взыскиваемые в качестве санкций за просрочку, по общему правилу начисляются только на основную («капитальную») сумму долга и лишь в случаях, предусмотренных законом или договором, — также и на сумму процентов за пользование взятыми взаймы деньгами.

При этом применяются правила ст. 395 ГК, предусматривающие уплату процентов при просрочке исполнения денежного обязательства (если, конечно, иное последствие нарушения заемщиком своих обязательств — в виде специально определенной неустойки, в том числе в форме «повышенных процентов», — не предусмотрено в самом договоре займа). Они подлежат уплате со дня, когда сумма займа подлежала возврату, до дня ее фактической уплаты и, будучи законной неустойкой, взыскиваются наряду с определенными договором или законом процентами как платой за кредит (последние подлежат уплате за все время фактического пользования заемщиком суммой займа).

Следовательно, если в конкретном договоре займа не говорится о его возмездном или безвозмездном характере и не установлен размер процентов за взятые взаймы деньги, а также не предусмотрены санкции на случай просрочки их возврата, то, во-первых, этот договор считается возмездным, а размер подлежащих уплате процентов определяется ставкой рефинансирования, во-вторых, в случае просрочки возврата суммы долга заемщик должен будет не только вернуть ее с указанными процентами (начисленными до момента возврата всей суммы займа), но еще и уплатить в качестве санкции проценты на основную сумму долга по той же ставке рефинансирования за все время просрочки.

Если сторонами договора займа согласована возможность возврата его суммы по частям (в рассрочку), то при просрочке возврата любой очередной части займа (т.е. при однократной просрочке) заимодавец получает право требовать возврата сразу всей оставшейся суммы займа с причитающимися процентами (п. 2 ст. 811 ГК). Иначе говоря, условие о рассрочке теряет силу. С этого же момента здесь также возможно начисление на оставшуюся сумму дополнительных процентов (неустойки) в соответствии с правилами ст. 395 ГК.

Разумеется, все это касается только отношений денежного займа, ибо заем вещей не порождает денежных обязательств и предполагается безвозмездным, а при установлении сторонами его возмездного характера они сами должны определить и размер вознаграждения заимодавцу, и последствия просрочки возврата займа. Исключение может составить ситуация, когда по возмездному договору займа вещей вознаграждение заимодавцу установлено в денежной сумме и, следовательно, возникает денежное обязательство по ее уплате заемщиком.

Исполнение договора займа, т.е. возврат заимодавцу имущества с процентами, может обеспечиваться специальными мерами, в частности предоставлением заимодавцу за счет заемщика залога, банковской гарантии или поручительства. Если заемщик не выполняет предусмотренных договором обязанностей по дополнительному обеспечению возврата суммы займа одним из указанных способов либо это обеспечение утрачивается (например, погибает предмет залога) или его условия ухудшаются (например, хозяйственное общество-поручитель объявляет об уменьшении размера своего уставного капитала) не по вине заимодавца, последний получает право требовать досрочного возврата суммы займа со всеми причитающимися ему процентами (ст. 813 ГК). Со дня возникновения этого права на указанную сумму в виде санкции также начисляются проценты, предусмотренные ст. 395 ГК.

Заемщик может оспаривать договор займа по безденежности, доказывая, что фактически он не получил от заимодавца денег или вещей либо получил их в меньшем количестве, чем было согласовано сторонами (ст. 812 ГК). В этом случае особенно важно соблюдение сторонами договора требований, относящихся к его форме. Если договор требовал простой письменной формы, то его оспаривание по безденежности на основании свидетельских показаний не допускается (если только речь не идет о договоре, заключенном под влиянием обмана, насилия, угрозы и тому подобных обстоятельств, предусмотренных ст. 179 ГК, доказывание которых в любом случае возможно с помощью свидетелей). При установлении судом факта неполучения заемщиком денег или вещей от заимодавца договор займа считается незаключенным, а при доказанности получения им денег или вещей в меньшем количестве, чем указано в договоре, последний считается заключенным на фактически полученное количество денег или вещей.

В договоре займа на заимодавце лежат так называемые кредиторские обязанности (п. 2 ст. 408 ГК), имеющиеся в подавляющем большинстве обязательств и не превращающие данный договор в двусторонний. Заимодавец как кредитор обязан выдать заемщику расписку в получении предмета займа, либо вернуть соответствующий долговой документ (например, расписку заемщика), либо сделать запись о возврате долга на возвращаемом долговом документе, либо, наконец, отметить в своей расписке невозможность возврата долгового документа, выданного заемщиком (в частности, по причине его утраты). При невыполнении этих обязанностей заимодавец считается просрочившим, что исключает начисление с этого момента каких-либо процентов, подлежащих уплате заемщиком (п. 3 ст. 406 ГК).

3. Вексель

Заемные отношения по соглашению сторон могут оформляться выдачей векселя (от нем. wechseln — менять, обмениваться), являющегося разновидностью ценной бумаги (ст. 143 ГК).

Вексель содержит простое и ничем не обусловленное обязательство («обещание») векселедателя (простой вексель) или его предложение другому лицу (переводной вексель) уплатить указанную в нем сумму в обусловленный срок (ч. 1 ст. 815 ГК, ст. 1 и 75 Положения о переводном и простом векселе).

Поскольку обычно векселя выдаются вместо уплаты сумм за полученные вещи, произведенные работы или оказанные услуги, т.е. по существу являются формой отсрочки уплаты денег (кредита в экономическом смысле), ГК обоснованно рассматривает вексельные обязательства как одну из разновидностей обязательств, вытекающих из договора займа. С этой точки зрения можно сказать, что вексель представляет собой форму кредита, а также средство расчетов с контрагентами (но, разумеется, не средство платежа).

Вместе с тем к возникшим в результате выдачи векселя отношениям правила о договоре займа могут применяться лишь при отсутствии специальных норм вексельного законодательства (ч. 2 ст. 815 ГК), т.е. в субсидиарном порядке. К вексельному законодательству в настоящее время относятся:

  • во-первых, Федеральный закон «О переводном и простом векселе» (далее — Закон о переводном и простом векселе);
  • во-вторых, Положение о переводном и простом векселе 1937 г., которое является почти дословным воспроизведением текста Единообразного закона о переводном и простом векселях, в свою очередь составляющего Приложение N 1 к одной из международных (Женевских) вексельных конвенций (N 358 от 7 июня 1930 г.), в которых участвовал СССР и Российская Федерация как его правопреемник.

Кроме того, в этой области имеется ряд подзаконных актов (указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, документов Центрального банка РФ и некоторых других ведомств), многие из которых, к сожалению, не всегда полностью соответствуют названным законодательным актам.

Вексель является классической ценной бумагой и может быть составлен только на бумажном носителе (ст. 4 Закона о переводном и простом векселе). Предпринимавшиеся Федеральной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку РФ попытки ввести «бездокументарные векселя» не имели и не могли иметь успеха, ибо противоречили сути векселя. Более того, отсутствие в векселе хотя бы одного из необходимых по закону реквизитов лишает документ силы векселя, превращая его в лучшем случае в обычную долговую расписку.

Вексель воплощает в себе и все другие свойства ценной бумаги и характеризуется абстрактностью закрепленного в нем обязательства, т.е. независимостью от основания (каузы) его выдачи. Принудительное исполнение по векселю осуществляется в особом порядке. При отказе от оплаты векселя, удостоверенном нотариусом («протест векселя в неакцепте или неоплате»), судья по заявлению вексельного кредитора единолично и без судебного разбирательства выдает судебный приказ, имеющий силу исполнительного документа (ст. 1251, 1252, 1258 ГПК). Кроме того, в силу ст. 48 Положения о переводном и простом векселе и ст. 3 Закона о переводном и простом векселе векселедержатель вправе потребовать от ответчика по иску уплаты процентов на обозначенную в нем сумму со дня срока платежа (в качестве платы за пользование чужими денежными средствами) и пени (в качестве санкции за просрочку оплаты) в размере учетной ставки, предусмотренной ст. 395 ГК. Все это создает несомненные преимущества векселя перед обычной долговой распиской, также оформляющей отношения займа.

Действующее законодательство не содержит ограничений «векселеспособности», т.е. способности обязываться по векселям и требовать по ним уплаты, для граждан и юридических лиц (ст. 2 Закона о переводном и простом векселе). Иначе говоря, векселя могут быть выданы любым дееспособным гражданином или юридическим лицом (некоммерческой организацией — в пределах ее специальной правоспособности), а в случаях, предусмотренных законом, — и публично-правовым образованием. Все эти субъекты гражданского права могут быть также и субъектами права требования по векселю (без ограничений). Следовательно, в форму векселя может быть облечено в принципе любое заемное отношение (разумеется, если речь идет о денежном займе, а не о займе вещей) и в более широком смысле — любое денежное обязательство.

Законодательные акты различают переводной и простой векселя. Простой вексель (соло-вексель) закрепляет денежное обязательство в виде права требования векселедержателя к векселедателю (сускриптеру), который в экономическом смысле и становится получателем кредита. В отличие от этого переводной вексель (тратта) (лат. trahere — тянуть, переводить) предназначен для перевода долга с векселедателя (трассанта) на другое лицо — плательщика (трассата), естественно с согласия получателя суммы (ремитента) (лат. remittere — посылать, отсылать). В экономическом смысле ремитент кредитует здесь и векселедателя, и фактического плательщика, которые в переводном векселе, в отличие от простого векселя, не совпадают. Поэтому в отношениях по переводному векселю обычно участвуют три лица: два должника (трассант и трассат) и кредитор (ремитент). Такой вексель называют также переводным векселем за счет третьего лица (ч. 3 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе).

Разумеется, согласие (акцепт) плательщика (трассата) дается ремитенту при наличии у трассата определенных оснований платить за векселедателя (трассанта). Обычно трассат сам является должником трассанта по другому обязательству. Основываясь на этом, трассант и делает предложение трассату уплатить не себе, а своему кредитору (ремитенту). При отсутствии согласия (акцепта) трассата вексель будет опротестован получателем (ремитентом) в «неакцепте», и тогда ответственность по нему будет нести первоначальный векселедатель (трассант) (ст. 9 Положения о переводном и простом векселе).

Таким образом, переводной вексель, в отличие от простого векселя, устанавливает не обязательство уплаты (как, в частности, следует из не вполне удачной формулировки ч. 1 ст. 815 ГК), а только предложение плательщику уплатить определенную сумму (ст. 1 Положения о переводном и простом векселе), который может и отказаться от него. Поэтому до момента согласия (акцепта) или несогласия плательщика переводной вексель, строго говоря, вообще не содержит денежного обязательства. Сам векселедержатель становится обязанным по такому векселю лишь при акцепте плательщика, причем солидарно с последним (ст. 47 Положения о переводном и простом векселе). В случае же отказа (неакцепта или неплатежа) плательщика по переводному векселю на векселедателя возлагается ответственность за это перед ремитентом (ст. 9 Положения о переводном и простом векселе).

Данные обстоятельства породили дискуссию о содержании имущественного права, которое должно воплощаться в неакцептованном переводном векселе как в ценной бумаге (п. 1 ст. 142 ГК). Одни утверждают, что переводной вексель изначально содержит в себе обязательство уплаты со стороны векселедателя, которое в силу зависимости от позиции плательщика носит условный характер и лишь «технически» выражается в форме «поручения» (предложения) векселедателя плательщику. Но поскольку по условиям Женевских конвенций вексель содержит ничем не обусловленное право требовать уплаты определенной денежной суммы, возможность появления у векселедержателя права, осуществляемого под условием, исключается. Кроме того, при неакцепте векселя плательщиком речь в соответствии с законом должна идти об ответственности, а не об обязательстве векселедателя.

Согласно другой позиции предложение трассанта представляет собой лишь оферту трассату (плательщику) о заключении договора в пользу третьего лица (ремитента), после акцепта которой и появляется обязательство оплаты векселя. Векселедатель же изначально обязан обеспечить (гарантировать) уплату денег плательщиком. Но при этом остается неясным содержание права векселедержателя неакцептованной тратты как владельца ценной бумаги, которое не может сводиться к неизвестной вексельному законодательству возможности требовать от трассанта предоставления неких «гарантий платежа». Таким образом, юридическая природа неакцептованной тратты нуждается в более убедительном обосновании.

Переводной вексель может быть выдан «приказу самого векселедателя» (ч. 1 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе). Такой вексель называется также «векселем собственному приказу». В этом случае векселедатель (трассант) сам становится и первым векселедержателем (т.е., по сути, ремитентом). Такое совпадение должника и кредитора в одном лице уже в момент возникновения обязательства дает возможность векселедателю в дальнейшем перевести право требования к самому себе на реального кредитора-получателя, который может быть неизвестен в момент выдачи векселя. Векселедатель переводного векселя может также назначить плательщиком по нему самого себя (ч. 2 ст. 3 Положения о переводном и простом векселе). Такой вексель называют «векселем на себя» или «переводно-простым векселем», поскольку фактически речь идет о простом векселе, выписанном в форме переводного.

Большинство векселей носят характер ордерных (переводных) ценных бумаг. Поэтому права и обязанности по таким векселям могут быть переданы (переведены) другим лицам, что составляет одно из их важнейших достоинств. Переход прав и обязанностей как по переводным, так и по простым векселям оформляется специальной передаточной надписью — индоссаментом (ст. 11 Положения о переводном и простом векселе). При этом совершившее такую надпись лицо (индоссант, надписатель) несет ответственность за платеж по векселю и за его акцепт, по существу, наравне с векселедателем (п. 3 ст. 146 ГК, ст. 15 Положения о переводном и простом векселе), причем солидарно с другими возможными индоссантами (п. 1 ст. 147 ГК, ст. 47 Положения о переводном и простом векселе), если только не включит в индоссамент специальную оговорку типа «без оборота на меня» (или «не приказу»). Тем самым вексельный кредитор, по сути, получает добавочного должника (должников), что повышает его уверенность в получении долга.

Кроме того, платеж по переводному или простому векселю может быть обеспечен специальным поручительством — авалем (итал. a valle — внизу, в нижней части векселя), которое предоставляется авалистом — третьим лицом или даже одним из лиц, уже надписавших вексель (ст. 30 и ч. 3 ст. 77 Положения о переводном и простом векселе). В роли авалиста может выступить любое лицо, которое само способно обязываться по векселям. Практически в этом качестве выступают наиболее платежеспособные лица, прежде всего банки. Аваль дается лишь за одного из обязанных по векселю лиц — плательщика, трассанта (векселедателя) или индоссанта.

Как и сам вексель, аваль носит абстрактный и строго формальный, а также безусловный характер, а авалист всегда отвечает перед векселедержателем солидарно с тем, за кого он поручился («дал аваль») (ст. 32 и 47 Положения о переводном и простом векселе). Все это отличает аваль от обычного поручительства. Уплативший по векселю авалист имеет право регрессного требования к тому, за кого он поручился (и к лицам, которые обязаны перед последним).

В отечественном обороте переводные векселя используются крайне редко, тогда как в развитых правопорядках они, напротив, всегда преобладают по сравнению с простыми. Ведь простой вексель является свидетельством не только отсутствия у контрагента денежных средств, но и невозможности их получения ни в обслуживающем банке, ни от своих должников, т.е., по сути, говорит о его финансовой несостоятельности. Поэтому простые векселя обычно принимаются кредиторами при наличии банковского аваля за выдавших их сускриптеров. Кроме того, у нас под видом простых векселей весьма часто, особенно в банковской сфере, эмитируют суррогаты облигаций, например в виде выпускаемых сериями «банковских векселей» («забывая», в частности, о том, что вексель не может быть эмиссионной ценной бумагой). Это создает иллюзию широкого применения в отечественном имущественном обороте векселей, которые в развитых правопорядках в настоящее время постепенно отмирают и в качестве средств получения кредита, и в качестве способа расчетов.

4. Облигация

В случаях, прямо предусмотренных законом или иными правовыми актами, договор займа может также оформляться выпуском и продажей облигаций (от лат. obligatio — обязательство).

Облигацией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный ею срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента, а также фиксированного в ней процента от ее номинальной стоимости или иных имущественных прав (ч. 2 ст. 816 ГК).

Облигации используются как форма различных займов, т.е. сбора денежных средств у достаточно широкого, нередко вообще заранее неопределенного круга физических и юридических лиц, под обещание их возврата в определенный срок за установленное вознаграждение. Иначе говоря, они оформляют типичные заемные отношения, в которых заемщиком (должником) выступает эмитент облигаций, а заимодавцами (кредиторами) — владельцы облигаций (облигационеры).

В отличие от векселей облигации являются эмиссионными ценными бумагами и потому в соответствии с законодательством о рынке ценных бумаг могут эмитироваться как в бумажной, так и в безбумажной форме (как это, например, было сделано при выпуске государственных краткосрочных бескупонных облигаций — ГКО). Кроме того, они всегда предусматривают право на получение облигационерами процентного или иного дохода (вознаграждения за использование эмитентом уплаченного за облигацию номинала ее стоимости), тогда как процентный доход по векселям является исключением, предусмотренным только для векселей со сроком платежа «по предъявлении» или «во столько-то времени от предъявления» (ст. 5 Положения о переводном и простом векселе). Облигации всегда имеют срочный характер и, в отличие от векселей, не могут быть выпущены сроком «до востребования» (или «по предъявлении»). В отличие от облигации вексель, всегда воплощающий денежное обязательство, не может предусматривать получение векселедержателем иного имущественного эквивалента или иного имущественного права, нежели права на получение известной денежной суммы.

Облигации могут быть как предъявительскими, так и именными. Выпускаемые государством облигации называются также инскрипциями. Облигации, предоставляющие своим владельцам иные возможности, нежели получение денежного дохода, нередко именуются целевыми (например, жилищные сертификаты). Следует иметь в виду, что действительность облигации не зависит от ее наименования (так, инскрипции у нас выпускаются под именем «казначейских векселей», «казначейских обязательств», «золотых сертификатов Минфина» и т.п., что не меняет ни юридической, ни экономической их природы). В отличие от этого отсутствие у векселя «вексельной метки» (именования его векселем в самом тексте документа, а не только в заголовке) лишает соответствующий документ силы векселя.

Правовой режим облигаций регулируется, прежде всего, нормами специального законодательства (ч. 3 ст. 816 ГК), в частности правилами Закона о рынке ценных бумаг и других специальных законов. Правом на выпуск облигаций обладают далеко не все субъекты гражданского права. Учитывая, что согласно ч. 1 ст. 816 ГК такое право должно быть предусмотрено законом или иным правовым актом, следует отметить, что в настоящее время из числа юридических лиц оно прямо предоставлено лишь хозяйственным обществам, хотя по смыслу закона не исключена эмиссия облигаций производственными кооперативами и унитарными предприятиями, а также коммандитными товариществами (для некоммерческих организаций эмиссия облигаций исключается). Правом эмитировать облигации обладают также публично-правовые образования — Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования.

Федеральное государство и другие публично-правовые образования наиболее часто прибегают к эмиссии облигаций, в том числе распространяемых среди всех граждан. Это обстоятельство предполагает наличие специально предусмотренных законом гарантий возврата соответствующих сумм или передачи заимодавцам (облигационерам) иного имущества. С учетом исторического опыта нашего государства ГК закрепляет два основных принципа государственных займов — полную добровольность приобретения облигаций и запрет государству-эмитенту изменять условия выпущенного в обращение займа (п. 2 и 4 ст. 817 ГК; см. абз. 3 п. 2 ст. 98 Бюджетного кодекса РФ (далее — БК)). Эти же правила распространяются на муниципальные займы (п. 5 ст. 817 ГК).

Вместе с тем закон прямо подчеркивает гражданско-правовую природу отношений, возникающих между публично-правовыми образованиями и гражданами или юридическими лицами при выпуске государственных или муниципальных облигаций (займов) (п. 1 и 5 ст. 817 ГК). Договорной характер этих отношений, основывающийся на правиле ст. 75 Конституции РФ, в частности, означает, что они регламентируются нормами гражданского права, а не административно-финансовыми предписаниями, что создает здесь значительно большие гарантии для заимодавцев.

Эмитентами государственных и муниципальных облигаций выступают соответствующие органы исполнительной власти, являющиеся юридическими лицами (обычно министерства или управления финансов). Однако займы выпускаются от имени соответствующего публично-правового образования в целом, и потому исполнение обязательств по ним происходит за счет средств соответствующей казны.

Согласно ст. 7 Федерального закона «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг» и ст. 111 БК эмиссия облигаций публично-правовых образований разрешается только при утверждении ее основных параметров соответствующим бюджетом на текущий финансовый год. В условиях эмиссии таких облигаций теперь должны содержаться и сведения о бюджете заемщика, об исполнении им бюджета за последних три финансовых года и о суммарной величине его долга на момент эмиссии. Эмиссия облигаций, выпускаемых субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями, подлежит регистрации в Министерстве финансов РФ. Срок погашения инскрипций не может превышать 30 лет с момента их эмиссии, а муниципальных облигаций — соответственно 10 лет.

Вместе с тем разрешившие эмиссию облигаций органы исполнительной власти управомочены утверждать Генеральные условия эмиссии и обращения соответствующих облигаций «в форме нормативных правовых актов» (ст. 8 Закона об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг), на основании которых эмитент принимает документ в форме нормативно-правового акта, содержащий условия эмиссии и обращения конкретного займа (ст. 9 данного Закона). То обстоятельство, что условия государственных и муниципальных займов принимаются не в форме типовых условий договора (каковыми, по существу, они должны были бы являться), а в форме ведомственных нормативных актов, не только противоречит гражданско-правовой природе рассматриваемых отношений, но и дает возможность обхода требований ГК о последствиях заключения договоров присоединения и о запрете одностороннего изменения условий выпущенных в обращение займов (путем прямо предусмотренных ч. 2 ст. 12 названного Закона изменений и дополнений содержания этих нормативных актов).

Исполнение же обязательств по займу согласно абз. 2 п. 2 ст. 2 этого Закона должно осуществляться в соответствии с утвержденным бюджетом на соответствующий финансовый год. Поэтому отсутствие бюджетных средств на погашение займа становится законным основанием для отказа в удовлетворении требований заимодавцев-облигационеров. Все это, а также реальная практика частичного или даже полного отказа государства от исполнения своих обязательств по многим выпущенным им облигациям (в частности, в последнее время по обязательствам ГКО, облигациям внутреннего валютного займа — «вэбовкам» и др.) свидетельствует о крайней ненадежности нашего государства как должника-заемщика.

5. Иные разновидности договора займа

Закон допускает заключение договора целевого займа, устанавливающего конкретные условия использования полученного займа на строго определенные цели (ст. 814 ГК). Таковы, например, заключаемые гражданами договоры займа на приобретение определенного имущества (жилья, земельного участка, дачи, автомобиля и т.п.). В этом случае договором определяются меры контроля заимодавца за целевым использованием полученного заемщиком имущества. Препятствия, чинимые заемщиком заимодавцу при их осуществлении, либо прямое нарушение целевого назначения полученного займа дают заимодавцу право требовать досрочного возврата займа с причитающимися процентами, начисленными по день возврата, первоначально предусматривавшегося договором (если иные последствия не установлены договором).

Это интересно:  Звонят банки и предлагают кредит как избавиться 2019 год

Предусматривается также возможность новации (замены) долга, возникшего из гражданско-правового договора или иного предусмотренного законом основания, по соглашению его участников в заемное обязательство (п. 1 ст. 818 ГК). Речь идет о том, что стороны возмездного гражданско-правового обязательства вправе по взаимному согласию заменить возникший у кого-либо из них долг обязательством займа, разумеется, с соблюдением общих условий (и ограничений), предусмотренных ст. 414 ГК.

Такая возможность основана на принципиальной однородности обязательств, предусматривающих передачу (уплату) денег или вещей, с обязательством займа. Так, в заемное обязательство может быть переоформлена обязанность покупателя по договору купли-продажи уплатить за полученный товар, обязанность арендатора по внесению арендной платы и т.д. При этом возникает простейший по юридической природе долг, не связанный с необходимостью учета взаимных обязанностей сторон более сложного договора.

В данной ситуации, представляющей собой частный случай новации, существовавшее между сторонами обязательство прекращается, а вместо него возникает новое обязательство — займа, в котором должник по первоначальному обязательству занимает положение заемщика, а кредитор — заимодавца. Условием этого является соглашение сторон, облеченное в форму, предусмотренную для договоров займа (ст. 808 ГК). Таким образом, сама новация является договором. С этой точки зрения явно незаконными были недавние попытки публичной власти установить обязанность переоформления взаимных долгов юридических лиц в иные, в том числе в различные «конвертируемые» или «вексельные» заемные обязательства.

Кредитный договор

1. Понятие кредитного договора

Кредитный договор является особой, самостоятельной разновидностью договора займа. Именно это обстоятельство дает возможность в субсидиарном порядке применять для его регулирования правила о займе, если иное не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК).

Большинство участников имущественного оборота, прежде всего профессиональные предприниматели, испытывают постоянную потребность в денежном кредите. Ее удовлетворение в рамках договора займа невозможно, так как он носит реальный характер и не может создать у заемщика уверенности в получении денег в нужный ему момент, поскольку заимодавца невозможно принудить к выдаче займа. Поэтому финансовый рынок, в рамках которого, по сути, осуществляется «торговля деньгами», нуждается в другом договоре консенсуального характера. Данное обстоятельство и предопределило появление относительно самостоятельного кредитного договора (в рамках общего института кредитных или заемных обязательств).

По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму с процентами (п. 1 ст. 819 ГК).

По своей юридической природе кредитный договор является консенсуальным, возмездным и двусторонним. В отличие от договора займа он вступает в силу уже в момент достижения сторонами соответствующего соглашения, до реальной передачи денег заемщику (тем более что во многих случаях такая передача производится периодически, а не однократно). Это дает возможность заемщику при необходимости понудить кредитора к выдаче кредита, что исключается в заемных отношениях.

От договора займа кредитный договор отличается также по субъектному составу. В роли кредитора (заимодавца) здесь может выступать только банк или иная кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию Центрального банка РФ на совершение таких операций. Иные субъекты гражданского права лишены возможности предоставлять кредиты по кредитному договору и могут выступать лишь в роли заемщиков.

Предметом кредитного договора могут быть только деньги, но не вещи. Более того, выдача большинства кредитов осуществляется в безналичной форме, т.е. предметом кредитных отношений становятся права требования, а не деньги в виде денежных купюр (вещей). Именно поэтому закон говорит о предоставлении кредита в виде «денежных средств» (п. 1 ст. 819 ГК), а не «денег или других вещей» (п. 1 ст. 807 ГК), как это имеет место в договоре займа. Таким образом, предметом кредитного договора являются безналичные деньги («денежные средства»), т.е. права требования, а не вещи. Если же в договоре речь идет об обязанности предоставить в кредит вещи (определенные родовыми признаками), а не деньги, то такой договор подпадает под действие специальных норм о товарном кредите (ст. 822 ГК).

Следовательно, кредитный договор и по субъектному составу, и по предмету имеет более узкую сферу применения, чем договор займа. Кроме того, и к его оформлению предъявляются более жесткие требования. Согласно ст. 820 ГК он должен быть заключен в письменной форме под страхом признания его ничтожным, что вовсе не требуется для договоров займа.

Наконец, кредитный договор в отличие от договора займа всегда является возмездным. Вознаграждение кредитору определяется в виде процентов, начисленных на сумму кредита за все время его фактического использования. Размер таких процентов определяется договором, а при отсутствии в нем специальных указаний — по правилам п. 1 ст. 809 ГК, т.е. по ставке рефинансирования.

2. Содержание и исполнение кредитного договора

Обязанность кредитора в данном договоре составляет предоставление безналичных денежных средств заемщику в соответствии с условиями заключенного договора (однократно, равными или иными частями в виде отдельных «траншей», «кредитной линии» и т.д.). Обязанности заемщика состоят в возврате полученного кредита и уплате предусмотренных договором или законом процентов за его использование. Порядок, сроки и другие условия исполнения этой обязанности типичны для любых заемных отношений и потому предусмотрены нормами об исполнении своих обязанностей заемщиком по договору займа. Ими, в частности, определяется момент исполнения заемщиком обязанности по возврату суммы кредита (п. 1 и 3 ст. 810 ГК), последствия его просрочки (ст. 811 ГК), последствия утраты им обеспечения или ухудшения его условий (ст. 813 ГК) и др.

Особенностью кредитных отношений является возможность одностороннего отказа от исполнения заключенного договора со стороны как кредитора, так и заемщика (п. 1 и 2 ст. 821 ГК). Это обстоятельство существенно ослабляет консенсуальную природу кредитного договора, в известной мере сближая его с реальным договором займа.

Кредитор вправе в одностороннем порядке отказаться от выдачи кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о невозможности возврата суммы кредита в срок. Таким обстоятельством может, в частности, явиться обнаружившаяся неплатежеспособность заемщика или ее существенное понижение, например при уменьшении хозяйственным обществом-заемщиком размера своего уставного капитала. Очевидно, что данное правило служит защите интересов кредитора.

С другой стороны, и заемщик по общему правилу не может быть принужден к получению кредита (если, например, у него отпала или уменьшилась надобность в деньгах). Поэтому он также вправе отказаться от получения согласованного кредита полностью или частично, причем безмотивно (если только данная возможность прямо не исключена законом, иным правовым актом или самим договором). Он лишь обязан уведомить кредитора о своем отказе до установленного договором срока предоставления кредита. Если у кредитора в связи с отказом заемщика появляются убытки, то их компенсация возможна только при наличии соответствующего условия в конкретном кредитном договоре.

3. Отдельные разновидности кредитного договора

Кредитный договор может предусматривать условие об использовании заемщиком полученного кредита на определенные цели. В этом случае речь идет о целевом кредите, к которому применяются нормы об отношениях целевого займа. В этом случае кредитор получает право контроля за целевым использованием предоставленного кредита, а заемщик обязан обеспечить ему необходимые для этого условия. Нецелевое расходование кредитных средств дает кредитору право на односторонний отказ от дальнейшего исполнения договора, в частности на отказ от дальнейшего кредитования (п. 3 ст. 821 ГК), и на досрочное взыскание полученного кредита с причитающимися кредитору процентами (п. 2 ст. 814 ГК).

В банковской практике кредиты различаются по способу их оформления и выдачи. Так, кредитование может осуществляться путем «кредитования счета» (ст. 850 ГК). В этом случае банк оплачивает требования кредиторов своего клиента (заемщика) в пределах обусловленного договором лимита даже при отсутствии средств на счете клиента либо на большую сумму, чем находится на счете. Такой кредит называется также контокоррентным (итал. conto corrento — текущий счет) или овердрафтом (англ. overdraft — сверх счета).

Онкольный кредит (англ. on call — до звонка, до предупреждения) предусматривает право клиента (заемщика) пользоваться кредитом банка со специально открытого для этого счета, обычно до определенной договором суммы (лимита), и право банка (кредитора) в любой момент в одностороннем порядке прекратить кредитование и потребовать от заемщика полного или частичного погашения задолженности. Онкольный кредит предусматривает обязательное обеспечение в виде залога банку принадлежащих заемщику ценных бумаг, рыночная стоимость которых может колебаться и потому является неопределенной. Со своей стороны, клиент вправе в любое время внести на счет снятую им сумму (с процентами) и потребовать возврата обеспечения.

Аваль или акцепт векселя банком в качестве плательщика, по существу, также является формой банковского кредитования. В международном обороте он нередко именуется рамбурсным или акцептным кредитом. В современной отечественной практике вексельным кредитом стала называться выдача банками своих векселей заемщикам-клиентам, при которой в роли кредиторов формально выступают уже не банки, а векселедержатели (заемщики), рассчитывающиеся этими векселями со своими контрагентами. Ситуация, при которой кредитор становится векселедателем, а заемщик — векселедержателем, искажает назначение и смысл вексельного обязательства.

Центральный банк РФ предоставляет коммерческим банкам краткосрочные кредиты под залог государственных ценных бумаг (главным образом в бездокументарной форме, т.е. под залог прав требования), которые называются ломбардными по аналогии с кредитами, предоставляемыми гражданам ломбардами под залог имущества. Специфику этих кредитов составляет особый состав их участников и особый способ обеспечения их возврата.

Самостоятельную разновидность кредитных отношений представляет бюджетный кредит (ст. 76 БК). В отличие от обычного кредита он предоставляется не кредитными организациями, а публично-правовыми образованиями — Российской Федерацией, ее субъектами, муниципальными образованиями — за счет средств соответствующего бюджета, т.е. своей казны. Бюджетный кредит всегда носит не только возмездный, но и строго целевой характер. Государственным и муниципальным унитарным предприятиям бюджетные кредиты могут предоставляться и на беспроцентной (безвозмездной) основе (ст. 77 БК).

Бюджетный кредит предоставляется на основании кредитного договора с органом, уполномоченным на это соответствующим публично-правовым образованием (обычно с министерством или управлением финансов), с обязательным обеспечением в виде банковской гарантии, поручительства или залога. При этом осуществляется обязательная предварительная проверка финансового состояния получателя кредита (заемщика), а впоследствии — и систематические проверки целевого использования полученного кредита. Средства бюджетного кредита перечисляются на бюджетный счет заемщика в кредитной организации и затем расходуются им самостоятельно на предусмотренные договором цели. В таком порядке, например, кредитуется капитальное строительство объектов для федеральных государственных нужд.

4. Договоры товарного и коммерческого кредита

В хозяйственной деятельности иногда возникает потребность во временном заимствовании не денежных средств, а сырья, материалов, семян и тому подобных вещей в натуре. При этом получатель нередко заинтересован в стабильности таких отношений, которую не может обеспечить реальный договор займа. В таких случаях используется договор товарного кредита. Он предусматривает обязанность кредитора предоставить другой стороне не деньги, а вещи, определенные родовыми признаками (ч. 1 ст. 822 ГК). В этом состоит его главное отличие от обычного кредитного договора.

Кроме того, договор о предоставлении товарного кредита могут заключать любые субъекты заемных отношений, причем для банков и других кредитных организаций как кредиторов этот договор мыслим как теоретически возможное, но практически редкое исключение (кредит в виде ценных бумаг или некоторых валютных ценностей). Условия о количестве, качестве и других параметрах предоставляемых вещей определяются по правилам, регулирующим договор купли-продажи, если только иное прямо не предусмотрено в кредитном договоре.

В остальном на данный договор распространяются общие правила о кредитном договоре (и соответственно о договоре займа). Этим определяется его консенсуальный, возмездный и двусторонний характер, а также требование об обязательности письменной формы.

Коммерческий кредит представляет собой не самостоятельную сделку заемного типа, а условие возмездного договора (п. 1 ст. 823 ГК). В любом таком договоре, например в договоре купли-продажи, аренды, подряда, перевозки и т.д., может содержаться установленное в интересах отчуждателя (услугодателя) условие о полной предварительной оплате («предоплате») или авансе (частичной оплате) предоставляемого имущества, результатов работ или оказания услуг либо, напротив, предусмотренное в интересах приобретателя (услугополучателя) условие об отсрочке или рассрочке оплаты.

По существу, во всех этих ситуациях речь также идет о кредите, предоставляемом, однако, не банками (или другими кредитными организациями), а иными, обычными участниками имущественного оборота (не обязательно коммерческими организациями) друг другу, причем не в рамках специальных заемных отношений. Типичным примером такого кредита является купля-продажа товаров с предварительной их оплатой покупателем (ст. 487 ГК), с оплатой проданного товара в кредит (ст. 488 ГК) или в рассрочку (ст. 489 ГК), участниками (в том числе кредиторами) которой могут являться как юридические лица, так и граждане.

В соответствии с п. 2 ст. 823 ГК к этому условию договора должны применяться правила о займе и кредите, если только иное прямо не предусмотрено содержанием соответствующего договора и не противоречит существу возникшего на его основе обязательства (так, к рассматриваемой ситуации неприменима предусмотренная ст. 821 ГК возможность одностороннего отказа от предоставления или получения кредита). Из этого, в частности, следует обязательность письменного оформления условия о предоставлении коммерческого кредита, а также его возмездный характер. Последствия нарушения сторонами своих обязательств, вытекающих из отношений коммерческого кредитования, тоже определяются нормами о неисполнении заемных обязательств.

Строго говоря, выдача векселя взамен платежа также представляет собой форму коммерческого кредита. Однако вексельные правоотношения регулируются специальным законодательством.

Договор финансирования под уступку денежного требования

1. Понятие факторинга

Договор финансирования под уступку денежного требования является новым для нашего правопорядка. В его основе лежат хорошо известные практике развитого рыночного оборота отношения факторинга. Юридическую сущность этих отношений составляет уступка денежного требования, давно известная в обязательственном праве в качестве цессии. Однако отношения факторинга имеют более сложный характер, чем обычная цессия, сочетаясь не только с отношениями займа или кредита, но и с возможностью предоставления других финансовых услуг. Поэтому данный договор не следует рассматривать в качестве разновидности цессии.

Речь идет о предпринимательских отношениях, участник которых, приобретая денежное требование к другому лицу (например, в силу отгрузки ему товара или оказания возмездной услуги), не дожидаясь его исполнения, уступает данное требование банку или иной коммерческой организации (финансовому агенту — фактору) в обмен на получение денежных средств. Разумеется, фактор оплачивает такое требование кредитору не в полной сумме (имея в виду риск его возможной неоплаты должником) или предоставляет кредит, рассматривая данное требование как способ полного или частичного обеспечения его своевременного возврата. При этом учитывается и необходимое вознаграждение фактору.

В международной торговле факторинг рассматривается как услуга по получению покупной цены за товар, в рамках которой финансовый агент освобождает экспортера от забот по взиманию цены с зарубежного покупателя, позволяя ему сосредоточиться на продаже и маркетинге своих товаров, что в принципе относится и к внутреннему факторингу. Вместе с тем здесь принято также выделять «нераскрытый факторинг», при котором должник не знает о состоявшейся уступке требования и потому осуществляет платеж своему контрагенту (а последний, действуя в качестве доверительного собственника фактора, передает ему полученные деньги). Поскольку фактор в такой ситуации не вправе сам взыскивать долг с должника своего клиента, уступки требования здесь не происходит.

При постоянной потребности клиента, например предприятия-изготовителя, в кредите обслуживающий его банк может по договору принимать на себя обязанности не только по выдаче клиенту кредитов под уступку соответствующих денежных требований к его должникам, но и по предоставлению ему одновременно связанных с этим различных финансовых услуг, прежде всего по ведению бухгалтерского учета и выставлению счетов по поступающим денежным требованиям. Ведь такой фактор во многих случаях, по сути, «покупает дебиторскую задолженность» клиента или его денежные требования к контрагентам и потому заинтересован в контроле над операциями своего клиента, в том числе путем осуществления бухгалтерского учета его торговой или иной предпринимательской деятельности. Кроме того, факторинговые услуги могут включать изучение коммерческой деятельности и финансового состояния должников клиента, страхование рисков неплатежа, консультационные и иные услуги. Предоставление различных финансовых услуг (включая, разумеется, кредитование клиентов) экономически является основной, наиболее характерной стороной факторинга.

Таким образом, наряду с уступкой требования и кредитованием здесь появляются обязательства по финансовому обслуживанию фактором своего клиента, что позволяет рассматривать этот договор как смешанный. При этом договор факторинга может допускать обратное требование фактора к клиенту при неоплате уступленного обязательства должником (оборотный факторинг) либо исключать его (безоборотный факторинг), тем самым защищая клиента от кредитных рисков.

2. Понятие договора финансирования под уступку денежного требования

Несмотря на широкое использование факторинга в предпринимательском обороте, специальные нормы о договоре факторинга в большинстве развитых правопорядков отсутствуют, а для его регулирования используются общие нормы обязательственного права, прежде всего о цессии (в континентальном европейском праве). С этой точки зрения ГК представляет здесь самый передовой современный опыт, хотя и не всегда буквально следует всем сложившимся представлениям о факторинге.

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (п. 1 ст. 824 ГК).

По своей юридической природе данный договор всегда является возмездным и двусторонним. Рассматриваемый договор может предусматривать как передачу денег финансовым агентом клиенту (по модели договора займа), так и обязательство передать их (по модели кредитного договора). Точно так же и клиент в зависимости от условий конкретного договора либо уступает определенное денежное требование, либо обязуется уступить его. В соответствии с этим можно говорить о возможности существования факторинга как реального или консенсуального договора и вести речь о возможности или невозможности понуждения стороны к выдаче кредита или передаче права требования. Форма договора факторинга подчиняется общим правилам о форме, в которой должна быть совершена уступка права требования (ст. 398 ГК).

Предметом договора финансирования под уступку денежного требования может быть:

— передача денежного требования финансовому агенту в обмен на предоставление клиенту денежных средств;

— уступка клиентом фактору своего денежного требования в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, имеющегося у клиента перед фактором (обычно по кредитному договору фактора с клиентом). В этом случае требование может переходить к фактору только при условии невыполнения клиентом своего основного обязательства.

В обеих ситуациях финансовый агент, по сути, так или иначе кредитует своего клиента, получая право требования по некоторым его обязательствам в качестве возврата или обеспечения своего кредита. Именно поэтому факторинговые обязательства включены законом в группу обязательств по предоставлению кредитно-финансовых услуг, а не рассматриваются в качестве особого случая уступки права требования (цессии). Вместе с тем на эти отношения распространяются и общие правила об уступке требования в части, не противоречащей специальным предписаниям о данном договоре и существу возникающих на его основе обязательств.

Предоставление фактором клиенту дополнительных финансовых услуг, связанных с уступаемыми денежными требованиями, включая ведение бухгалтерского учета, возможно, но по нашему закону не является необходимым элементом данного договора. Очевидно, что такие услуги становятся целесообразными в случаях, когда отношения сторон факторингового договора не сводятся к однократной уступке требования взамен предоставления кредита.

Договоры факторинга используются исключительно в предпринимательском обороте, поэтому их участниками могут стать только коммерческие организации или индивидуальные предприниматели. Закон требует обязательного лицензирования факторинговой деятельности (ст. 825 ГК). При этом банки и другие кредитные организации могут выступать в качестве финансовых агентов без лицензии, тогда как для иных коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей необходима лицензия на эту деятельность.

3. Содержание договора финансирования под уступку денежного требования

Обязанности клиента в рассматриваемом договоре составляют осуществление уступки финансовому агенту денежного требования и оплата его услуг.

В соответствии со ст. 827 ГК клиент остается ответственным перед финансовым агентом за действительность требования, являющегося предметом уступки, но по общему правилу не отвечает за его реальную исполнимость. Иначе говоря, клиент гарантирует фактору, что передаваемое требование основано на нормах закона или договора и отсутствуют какие-либо условия, вследствие которых должник может не исполнять его (например, по требованию истекла исковая давность). Если же должник, несмотря на это, откажется исполнять предъявленное к нему требование, клиент не может отвечать за это перед фактором, если только иное прямо не предусмотрено договором факторинга. Последний, таким образом, предполагается безоборотным, но договором может быть предусмотрена и ситуация, при которой клиент будет отвечать перед фактором за реальную исполнимость уступленного требования (п. 3 ст. 827 ГК).

Уступаемое финансовому агенту денежное требование клиента к должнику может быть уже существующим (с наступившим сроком исполнения, например за отгруженный товар или оказанные услуги, и обычно отраженным в качестве дебиторской задолженности в бухгалтерских документах) либо будущим (срок исполнения по которому, например в виде обязательства по оплате товара, еще не наступил). В первом случае важно, чтобы этот срок не истек к моменту уступки.

При уступке будущего требования оно считается перешедшим к финансовому агенту лишь после возникновения права на получение от должника конкретных денежных средств, причем без какого бы то ни было дополнительного оформления (п. 2 ст. 826 ГК). В этом случае фактор, принявший на себя бухгалтерское и финансовое обслуживание клиента, может успешно проконтролировать как наступление такого момента, так и реальность требования. До наступления указанного момента клиент остается субъектом соответствующего требования, т.е. стороной по договору, которая должна выполнить все лежащие на ней обязанности с тем, чтобы иметь возможность потребовать последующего исполнения обязанностей от своего должника.

В практике развитого имущественного оборота фактор обычно требует включения в договор условия о передаче ему клиентом всей дебиторской задолженности или, например, всей задолженности по поставкам определенных товаров (что исключает для последнего возможность вступать в аналогичные отношения с другими финансовыми агентами, а также передавать фактору лишь отдельные требования). С другой стороны, фактор сохраняет за собой право отобрать («одобрить» или «подтвердить») те или иные конкретные требования клиента. Он, во всяком случае, может отказаться от их получения (и соответственно финансирования клиента) до момента, когда соответствующие товары клиентом еще не были отгружены, т.е. исполнение по сделке не производилось.

Уступка требования, совершаемая в обеспечение исполнения кредитного обязательства клиента перед фактором, всегда совершается во исполнение консенсуального договора, а обязательство по ее совершению носит дополнительный (акцессорный) характер. В остальных случаях уступка требования может основываться как на консенсуальном, так и на реальном договоре клиента с фактором.

Оплата услуг финансового агента определяется соглашением сторон в зависимости от риска, который несет фактор, определяемого, в частности, характером деятельности клиента и его должников и рядом других обстоятельств. Она может устанавливаться в форме процентов от стоимости уступаемого требования; в твердо определенной сумме; в виде разницы между реальной (рыночной) ценой требования и его ценой, предусмотренной в соответствующем договоре, и т.д.

Обязанностью финансового агента является финансирование клиента (оплата уступленного им требования). Такое финансирование может осуществляться в виде передачи (перечисления) клиенту денежных сумм в обмен на состоявшуюся уступку (единовременно или отдельными частями) либо в виде открытия ему кредита, обеспеченного возможной в будущем уступкой права требования. По условиям конкретного договора факторинга обязанностью финансового агента может также стать оказание клиенту оговоренных финансовых услуг.

4. Исполнение договора финансирования под уступку денежного требования

При расчетах с должником фактор приобретает право на все суммы, которые ему удастся получить от должника во исполнение требований. Их размер может превышать сумму выданного клиенту кредита (к выгоде фактора), а может быть и менее этой суммы, причем по условиям предполагаемого безоборотным факторинга клиент не несет за это перед фактором никакой ответственности.

Только в случае, когда покупкой требования фактор обеспечивает исполнение обязательств, существующих перед ним у клиента, например по возврату выданного ему кредита, возможны дополнительные расчеты финансового агента с клиентом в зависимости от фактически полученных от должника сумм. Ведь само обязательство переходит к фактору от клиента лишь в части не исполненных последним требований, поскольку именно их исполнение этот переход и должен обеспечивать. Если финансовый агент фактически взыскал с должника по уступленному обязательству сумму, превышающую размер долга клиента, он должен передать клиенту соответствующую разницу. В противном случае финансовый агент получил бы сумму, превышающую размер его требований к клиенту, т.е. неосновательно обогатился бы за его счет. Но если фактически полученная фактором от должника сумма будет менее размера долга клиента, последний остается ответственным за остаток долга (ст. 831 ГК).

Таким образом, становится очевидным, что в отношениях факторинга тесно связаны между собой не только финансовый агент и клиент, но и должник по уступленному обязательству. Он, в частности, сохраняет право требовать с клиента уплаты определенных сумм при нарушении последним своих обязательств по договору (например, при оплате им фактору стоимости товара, отгруженного клиентом и впоследствии оказавшегося недоброкачественным). В такой ситуации должник не вправе требовать возврата сумм, уплаченных им фактору. Но если сам фактор в этом случае не произвел клиенту обещанный за уступку требования платеж либо при производстве такого платежа знал о нарушении обязательства клиентом, должник может требовать возврата ему соответствующих сумм непосредственно от фактора (п. 2 ст. 833 ГК). Ведь в указанной ситуации финансовый агент получает с должника деньги, не произведя финансирования своего клиента либо зная, что уступленное ему требование клиента к должнику необоснованно или заведомо спорно.

Обязанность должника произвести платеж не своему кредитору (клиенту), а его финансовому агенту в соответствии со ст. 830 ГК возникает только при условии письменного уведомления о состоявшейся уступке требования, а при наличии соответствующей просьбы должника — также только после предоставления ему фактором доказательств состоявшейся уступки. Такое уведомление в коммерческой практике нередко производится путем надписи на выставленных на оплату счетах. Если письменного уведомления, а при необходимости — и дополнительного предоставления доказательств должнику не последует, он вправе произвести платеж клиенту (первоначальному кредитору). При совершении указанных действий должник произведет платеж финансовому агенту и будет свободен от обязательств перед его клиентом. Все это конкретизирует общие правила закона о порядке совершения уступки требования (см. п. 3 ст. 382 и п. 1 ст. 385 ГК), которые также находят в этих отношениях соответствующее применение.

Удовлетворяя требования финансового агента, должник по основному обязательству вправе противопоставить им (путем зачета) иные свои требования к клиенту (первоначальному кредитору), вытекающие из данного договора (например, об уплате неустойки за просрочку в отгрузке товара), однако он не может предъявить финансовому агенту требования об уплате сумм, причитающихся ему с первоначального кредитора (клиента) в связи с нарушением им условия договора о запрете или ограничении уступки требования (ст. 823 и 412 ГК).

Получив денежное требование от клиента, банк (фактор) становится заинтересованным в его максимально возможном удовлетворении и вряд ли пойдет на различные отсрочки и другие льготы должнику. Последний, напротив, не заинтересован в замене своего партнера-кредитора, например продавца по договору купли-продажи, с которым у него могут сложиться длительные связи, неизвестным ему финансовым агентом. Поэтому должники, например покупатели по договорам купли-продажи, во многих случаях настаивают на включении в договор условия о запрете передачи любой из сторон каких-либо прав, вытекающих из договора, иному (третьему) лицу без согласия другой стороны. В этом случае цессия без согласия должника должна была бы исключаться, что, в свою очередь, стало бы серьезным препятствием для получения финансирования под уступку требования банку или иному финансовому агенту.

В связи с этим ГК, следуя современным правилам развитого коммерческого оборота (в частности, закрепленному Конвенцией о международном факторинге принципу приоритета факторингового договора), объявляет недействительным запрет цессии по договору (п. 1 ст. 828). Следовательно, его наличие в договоре клиента с должником не препятствует уступке денежного требования финансовому агенту без согласия должника. Последний в этом случае сохраняет право применить к своему первоначальному кредитору (клиенту) меры ответственности за нарушение установленного договором запрета или ограничения на уступку прав. Если, однако, такая ответственность не определена договором, она может заключаться лишь в возмещении должнику убытков, понесенных им вследствие замены кредитора (например, при доказанности возникновения дополнительных расходов, которые отсутствовали бы, если бы долг исполнялся первоначальному кредитору).

Вместе с тем сам финансовый агент не предполагается получившим право на дальнейшую переуступку (продажу) полученного от клиента требования, если только такое право прямо не предоставлено ему по договору (ст. 829 ГК). Но и в этом случае переуступка требования возможна лишь по правилам о договоре факторинга, т.е., в частности, только другому финансовому агенту. При этом осуществляющий переуступку финансовый агент попадает в положение клиента, а его клиент — в положение должника. Все это ставит в известные рамки деятельность по «скупке долгов» и созданию «рынка долговых обязательств», который пытаются развивать некоторые коммерческие организации, приобретая, например, требования вкладчиков к неплатежеспособным банкам или другим кредитным организациям.

Статья написана по материалам сайтов: official.academic.ru, lawbook.online, be5.biz.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector